Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Карклиня Инга Николаевна
Искусствовед, член Латвийского общества имени Н.К.Рериха

Символ вождя сердца

Гунта Рудзите вспоминает: "Отца арестовали в апреле 1948 года в Межапарке... Через несколько дней, не дожидаясь суда, вывезли для переработки, как сырье, его ценную многотысячную библиотеку... Больно и жутко было смотреть на это варварство. На следствии выяснилось, что за ним уже давно была установлена слежка. Нет сомнения, что просматривалась и корреспонденция, особенно идущая за рубеж, в Индию... С точки зрения советских следственных органов, поэт Рудзитис был далек от идей "социализма". И доказательств тому достаточно. Хотя бы то, что он отказался переводить на латышский язык "творения" отца народов - Иосифа Сталина... Также по своему мировоззрению он не стремился поступать в члены Союза писателей Советской Латвии... Были и другие доказательства его "несоответствия общепринятым социалистическим догмам". Это подтверждает оценка академика А.Упитиса : "Поэзия Рихарда Рудзитиса - романтическая, религиозно-мистическая. Его образы поднимаются над реальностью, не прикасаясь к земле" (Энциклопедический справочник "Латышские деятели литературы", АН ЛССР, 1965 г., Рига).

Следствие для рериховцев-мужчин было тяжелым, с применением насилия. Особенно тяжело оно протекало по отношению к Р.Рудзитису и доктору Г.Лукину...

Следуя с вооруженным конвоем и собаками в колоннах по маршруту ГУЛАГов Заполярья в Инту, поэт Рихард Рудзитис ощутил острую боль в груди... Утомленное тяжкими допросами на следствии, сердце било тревогу... Маршрут был прерван на полпути, и он очутился в мужском инвалидном лагере поселка Абезь... Там, после лазарета, выписанный в барак с диагнозом "сердечная недостаточность", он не подлежал выводу за зону даже для очистки заснеженных дорог... Оставалась единственная возможность поддержать стимул к жизни - заняться творческой работой... Так родился сборник стихов "На роковой горе" (Страницы Дневника. Инта - Абезь 1949-50 годы)... Писал эти строки с болью в сердце, с тоской по Родине, тревогой за свою семью, осиротевших малолетних дочерей... По сведениям из женских лагерей Интинского района он знал, что арестована была и его жена, Элла, долгое время скрывавшаяся в крестьянских селениях... Слышал о том, что она после вынесения приговора просилась послать ее "в те места, где находится муж". Но может быть, поэтому послана была на юг - в Караганду. "Рериховцы-однодельцы" были рассеяны по всему Союзу - на большом расстоянии от Родины.

После смерти Иосифа Сталина в 1953 году в судебном кодексе СССР произошли большие изменения и была ликвидирована самая распространенная статья - 58-я, гласившая о судебной ответственности и изоляции лиц, занимавшихся "антисоветской агитацией", особенно групповой (пункт 10).

В первую очередь освобождались из-под стражи инвалиды, старики и несовершеннолетние "преступники"... Рихард Яковлевич Рудзитис вернулся на Родину раньше других своих «однодельцев» и хлопотал об ускорении их реабилитации...

Рукопись его лагерных стихов "На роковой горе" увидела свет в избранном сборнике лирических стихов разных лет под названием "Сердце спешит навстречу к Утру" лишь в 1995 году. Среди стихов особенно запоминается "Молитва к Всевышнему": "Дай мне еще раз встретить светлую-седую Матушку и ощутить себя ее ребенком... И все равно, что бы со мной не произошло бы, пусть сбудется не по моей, а по Твоей Воле... Ведь я лишь только странник на безбрежном Млечном пути..."

Вряд ли есть необходимость разъяснять глубокую философскую мысль поэта... Ясно лишь одно, что он полностью полагается на своих Учителей, пришедших к нему из Учения Живой Этики.

Роковым для латышских рериховцев был 1960 год. Первым глубоким потрясением для всех и особенно поэта Рудзитиса была неожиданная кончина в Москве старшего сына Рерихов - выдающегося востоковеда Юрия Николаевича. С ним Рихард Яковлевич поддерживал тесную связь с 1957 года, когда Юрий Николаевич приехал по желанию матери в Москву и, еще не определившись с квартирой, жил в гостинице. Пророчески звучали слова Елены Ивановны: "Ты поедешь в Россию лишь на три года".

Я не буду описывать беседы и встречи с Юрием Николаевичем поэта Рудзитиса и его дочерей Гунты, сопровождавшей в поездках уже больного сердцем отца, и молодой, талантливой художницы, средней по возрасту дочери, Илзе Рудзите. Об этом были публикации в журналах "Угунс" и в русской печати, посвященной юбилею Ю.Н.Рериха в Москве.

Завершая свой краткий очерк о поэте-философе, председателе Латвийского общества с 1936 по 1940 год, упомяну лишь о том, что до последнего дня своей жизни Рихард Яковлевич трудился над своей книгой "Братство Грааля", которой посвятил более двух десятилетий и умер осенью 1960 года, не завершив авторской корректуры для издания. Но книга вышла в свет в 1994 году в издательстве "Угунс" после заботливой корректуры издателя Гвидо Трепша. Перевод с латышского был сделан старейшим членом Общества 30-х годов Мэтой Яновной Пормале (1897-1994), возглавлявшей отдел переводов и корреспонденции. В 1995 году латышского читателя порадовала книга лирической поэзии Рихарда Рудзитиса - священная реликвия семьи. Это стихи о молодости духа, любви и стремлении поэта к свету, красоте.

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru