Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Лазарев В.Н.
Великий художник
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Авотина Милада Павловна
Кандидат физико–математических наук

Духовный путь Марии Склодовской-Кюри

В тревоге из-за упадка духа и явной нервозности Брони Маня забывает свои честолюбивые мечты. Забывает своё не меньшее влечение к "земле обетованной", свою заветную мечту: перенестись через тысячи километров, отделявших её от Сорбонны, утолить самую важную потребность своей природы – жажду знания, и, вернувшись с этим драгоценным багажом в Варшаву, стать скромной наставницей своих дорогих поляков.

И вот однажды Маня подходит к сестре:

– Броня, уроками по полтиннику мы никогда не выпутаемся из такого положения. Давай заключим союз. Если мы будем биться каждый за себя, ни тебе, ни мне не удастся поехать за границу. Сначала ты будешь жить на свои деньги. А потом я так устроюсь, что буду посылать тебе на жизнь, папа тоже. А вместе с тем, я буду копить деньги и на своё учение в дальнейшем. Когда же ты станешь врачом, поеду учиться я, а ты мне будешь помогать. Я поступлю гувернанткой. Мне будут обеспечены квартира, стол, прачка, а сверх того, я буду получать в год рублей 400, а то и больше.

На глазах Брони выступают слезы. Её волнует мысль, что Маня, давая ей возможность теперь же приступить к высшему образованию, обрекает себя на безрадостную ремесленную работу, мучительные ожидания. Маня настаивает на своём.

В сентябре 1885 года в агентстве по найму молоденькая 17-летняя девушка, хорошо владеющая немецким, русским, французским и английским, ищет себе место гувернантки. Эта девушка – Мария Склодовска.

С этого времени начинаются шестилетние мытарства Марии сначала в Варшаве, потом и вдали от дома по чужим семьям. В разное время в письмах к родным и близким знакомым она так описывает свою жизнь.

10.12.1885. "Здесь играют в либерализм, а на самом деле в доме царит беспросветная тупость. Приторно подслащённое злословие заливает всех, не оставляя на ближних ни одной сухой нитки. Здесь я постигла лучше, каков род человеческий. Я узнала... что нельзя иметь дело с людьми, испорченными своим богатством".

03.02.1886. "В этой местности все бездельничают, думают только об удовольствиях".

05.04.1886. "Какие разговоры в обществе? Сплетни, сплетни и ещё раз сплетни. Темы обсуждений: соседи, балы, вечеринки и т.п.... Они не плохи как люди, есть даже умные, но воспитание не развивало их умственных способностей, а здешние бессмысленные и беспрестанные увеселения рассеяли и данный от природы ум".

Естественно, что такая смелая и своеобразная личность, как Мария, не может долго вести подобный образ жизни. Раньше она мечтала "просвещать народ". В деревне, где она работает, большинство ребятишек неграмотны. Тех же немногих, что ходят в школу, учат русской грамоте. Как было бы хорошо организовать для них тайные уроки польской грамоты, раскрыть юным умам красоту родного языка, родной истории!

Эти прекрасные мечтания не могут быть пустыми, когда они возникают в сознании такого человека, как Мария. И вот она начинает давать бесплатные уроки маленьким полякам, чётко понимая, что "если донесут, то нам грозит Сибирь".

И всё же, главная мечта Марии не учить, а учиться. Двенадцать первых месяцев в удушающей атмосфере провинции подточили былые надежды юной девушки. Маня ясно видит создавшееся положение, по всей видимости – безвыходное. Но она с отчаянным упорством сопротивляется самопогребению. Какой могучий инстинкт заставляет Маню садиться за свой рабочий стол, брать из библиотеки и читать книги по социологии и физике, расширять свои познания в математике путём частой переписки с отцом! Всё это кажется окружающим настолько бесполезным, что Манина настойчивость вызывает удивление. Заброшенная в деревенскую усадьбу, Маня осталась без руководства и советов. Почти ощупью она блуждает в лабиринте тех познаний, которые ей хочется приобрести, но устаревшие учебники дают их только в общей форме.

Временами она чувствует полный упадок сил. В своём письме в декабре 1886 года Мария пишет:

"Каковы мои планы на будущее? Их нет, или, точнее, они есть, но до такой степени незатейливы и просты, что и говорить о них нет смысла: выпутаться из создавшегося положения, насколько я смогу, а если не смогу, то проститься со здешним миром – потеря невелика, а сожалеть обо мне будут так же недолго, как и о других людях".

Немалую роль в таком настроении сыграл сын её хозяев, который влюбился в Марию. Маня тоже увлеклась очень красивым, очень милым студентом. Ей не исполнилось девятнадцати. Он чуть постарше. И они стали думать о брачных узах. Однако, когда молодой человек спросил родителей, одобряют ли они его сватовство, ответ последовал немедленно: "Брать в жёны гувернантку неприлично". То обстоятельство, что девушка из хорошей семьи, блестяще образованна, морально безупречна, – всё это ничто в сравнении с короткой фразой: "Брать в жены гувернантку неприлично". Всё было кончено. Маня, уязвлённая презрением со стороны людей, не стоящих её, решила выбросить из головы мысль о личном счастье.

Неудачная любовь, обманутые надежды на высшее образование, постоянная жестокая нужда – все эти испытания вызывают у Мани стремление забыть о собственной судьбе, и её мысли снова обращаются к семье. Не для того, чтобы пожаловаться на горечь своих чувств. Её письма полны добрых советов и предложений. Но иногда в них всё же проскальзывает лютая тоска. 24.01.1888 г. Маня пишет Броне:

"Я потрясена романом Ожешко "Над Неманом". В этой книге все наши мечты, все страстные беседы, от которых пылали наши щёки. Отчего, отчего рассеялись эти мечты? Я льстила себя надеждой трудиться для народа, вместе с ним, – и что же? Я еле-еле научила читать какой-нибудь десяток деревенских ребятишек. А пробудить в них сознание самих себя, их роли в обществе, об этом не может быть и речи. Ах, боже мой! Как это тяжело. Я чувствую себя такой ничтожной, такой никчёмной".

Такие настроения могли бы убить слабого человека, но Мария, уже в который раз, доказывает, что у нее очень сильный характер и бесконечная устремлённость к знаниям. Именно это помогает ей выжить. И вот в конце того же 1888 года в письме от 25.11 мощно зазвучали слова человека, умеющего стать выше своей судьбы:

"Я на всё реагирую очень остро, болезненно, потом я встряхиваю себя, моя крепкая натура берёт верх, и мне кажется, что я избавилась от какого-то кошмара... Основное правило: НЕ ДАВАТЬ СЛОМИТЬ СЕБЯ НИ ЛЮДЯМ, НИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ... Жажда новых впечатлений, перемены настоящей жизни, движения охватывают меня с такой силой, что я готова наделать величайших глупостей, лишь бы моя жизнь не осталась навсегда такой, как есть".

Наконец, 23.09.1891 г., накопив немного денег, Мария пишет сестре:

"Решай, можешь ли ты действительно приютить меня, так как я готова выехать".

Если Броня не ответила телеграммой, то только потому, что телеграмма – слишком большая роскошь. Если Маня не вскочила в первый же поезд, то только потому, что надо было как можно экономнее организовать это большое путешествие.

Скорчившись на складном стуле в вагоне четвёртого класса,... Мария старается представить себе будущее. Ей думается, что она скоро вернётся в родной город и станет скромной учительницей. Как далека – о, как бесконечно далека она от мысли, что... уже сделала свой выбор между тьмой и светом, между ничтожеством серых будней и вечной славой.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru