Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Тютюгина Н.В.
Рерих и Нестеров
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Авотина Милада Павловна
Кандидат физико–математических наук

Духовный путь Марии Склодовской-Кюри

Сразу две «удачи». Бюджет сбалансирован теперь надолго, но оба Кюри оказываются непомерно перегруженными работой как раз в то время, когда опыты по радиоактивности требуют от них напряжения всех сил. Пьеру не дают единственно достойного для него места – кафедры в Сорбонне. Но с большой готовностью поручают такому выдающемуся учёному занятия второстепенного значения, отнимающие время у науки. На Пьера навалилось преподавание в двух местах и практические занятия с двумя группами учеников. Мари тратит много сил на подготовку к урокам и на организацию лабораторных работ.

Сколько растраченных сил, сколько времени, потерянного для настоящей работы...

Только один раз вырывается у Пьера жалоба. Он тихо произносит:

– А всё-таки тяжелую жизнь избрали мы с тобой.

Мари пытается возразить ему, но ей не удаётся скрыть свою тоску. Если так приуныл даже Пьер, разве это не значит, что уходят его силы? А сможет ли она сама преодолеть ужасную усталость? Уже несколько месяцев как призрак смерти бродит вокруг неё и овладевает её мыслями.

– Пьер!

Поражённый тоном отчаяния и сдавленным звуком голоса Мари, он резко оборачивается.

– В чем дело? Что с тобой, дорогая?

– Пьер... Если кого-нибудь из нас не станет... другой не должен пережить его. Жить один без другого мы не можем. Правда?

Пьер отрицательно покачивает головой. Эти слова, сказанные женщиной, притом влюблённой в науку, забывшей о своём предназначении, полностью противоречат его убеждению, что учёный не имеет права покидать Науку – цель его жизни.

С минуту он вглядывается в удручённое, осунувшееся лицо Мари. Потом твердо произносит:

– Ты ошибаешься. Что бы ни случилось, хотя бы душа расставалась с телом, всё равно – надо работать.

Молодая наука о радиоактивности растёт и расцветает, истощая мало-помалу чету физиков, давших ей жизнь.

Мари начала своё исследование излучения урана 16.12.1897 года, Пьер присоединился к ней 18.03.1898. Уже в 1903 году была опубликована статья по радиоактивности, из приведённого ниже оглавления которой можно судить о колоссальном объёме и непревзойденной скрупулёзности работы, проделанной этой парой за короткий промежуток времени. Фактически, это объём подробного современного учебника высочайшего класса по радиоактивности. <...>

С 1899 по 1904 год супруги Кюри, то вместе, то раздельно, то в сотрудничестве с кем-нибудь из коллег, публикуют 32 научных сообщения. Известие об открытии радиоактивности французскими учёными быстро распространяется за границей.

Радиоактивность, выделение теплоты, образование гелия и эманации... Каждое из этих новых свойств – вызов теориям инертной материи, неделимого атома! Каких-то пять лет тому назад учёные ещё верили, что Вселенная состоит из вполне определённых тел, из неизменных элементов. А теперь оказывается, что частицы радия каждую секунду выталкивают из самих себя атомы гелия и выбрасывают их в пространство с огромной силой. Этот микроскопический и страшный взрыв Мари назвала «катаклизмом ядерного превращения»; остаток же представляет собой атом эманации радия, который превратится в другое радиоактивное вещество, а оно, в свою очередь, также потерпит распад. Радий – потомок урана, полоний – потомок радия. В неподвижной внешне материи происходят рождения, столкновения, убийства и самоубийства. В ней заключены драмы, вызываемые беспощадным предопределением. В ней жизнь и смерть. Впервые в истории можно было наблюдать жизнь, развитие веществ, которые до того времени считались неизменными.

Вот что стало известно благодаря открытию радия. Каким образом следовало толковать такое развитие материи? Эти чудесные превращения разрушали установившуюся со времён Лавуазье концепцию постоянства и неизменности атома.

Философам не осталось ничего, как с новых позиций начать изучать философию, так же как физикам – физику.

И вот уже в 1912 году Мари Кюри пишет: «...Пополняются наши знания в этой области и роль радиоактивных явлений во вселенной представляется нам всё более и более значительной. К этим явлениям приходится постоянно обращаться при объяснениях, которые даются сейчас или могут быть даны в будущем образованию атомов, последовательным превращениям разных видов руд, термическим и электрическим явлениям, происходящим на земле и, вообще, во всей солнечной системе, электрическому состоянию атмосферы. Их значение велико также в области различных физиологических явлений (развитие и рост животных и растений). Они оказываются одним из главных факторов мировой эволюции».

Немецкие учёные Вальхов и Гизель заявили в 1900 году, что новое вещество действует физиологически, и Пьер тотчас подверг своё предплечье действию радия. В заметке для Академии наук он спокойно описывает наблюдаемые симптомы:

«Кожа... имеет вид ожога... На 52-ой день остаётся ещё ранка, имеющая сероватый цвет, что указывает на глубокое омертвение тканей.

Мадам Кюри, перенося в запаянной стеклянной трубочке несколько сантиграммов активного вещества, получила ожоги такого же характера, хотя маленькая пробирка находилась в тонком металлическом футляре...

Концы пальцев, державших пробирки или капсулы с сильно радиоактивными веществами, становятся затверделыми, а иногда очень болезненными; у одного из нас воспаление оконечностей пальцев длилось две недели и кончилось тем, что сошла кожа».

Заинтересованный этой поразительной способностью, Пьер совместно с медиками изучает действия радия на животных. Оказалось, что радий, разрушая больные клетки, излечивает волчанку, злокачественные опухоли и некоторые формы рака. Этот вид терапии будет назван «кюри-терапией».

Радий полезен! Изумительно полезен! Должно начаться промышленное производство радия. Пьер и Мари кладут начало такому производству. Собственными руками, больше всего руками Мари, они добывали первый на свете грамм радия из восьми тонн уранинита. Позже она завещает его своей лаборатории. Когда сарай рухнет под ломами рабочих, а мадам Кюри уже не будет на свете, этот грамм останется излучающим свет символом подвига и героической поры двух людей.

Другие граммы будут цениться по-иному – на вес золота. Радий, регулярно поступающий на рынок, становится самым дорогим веществом на свете. Один грамм радия стоит семьсот пятьдесят тысяч франков золотом.

Все эти плодотворные работы учёных разных стран, организация производства радия и первые врачебные опыты осуществились в конце концов благодаря тому, что юная блондинка, движимая горячей любознательностью, в 1897 году выбрала темой своей диссертации изучение лучей Беккереля; благодаря тому, что она угадала в уранините присутствие нового химического элемента и, присоединив к своим силам силы мужа, доказала существование этого элемента, выделив чистый радий.

Прошло более пяти лет с тех пор, как Мари приступила к теме своей диссертации. Закружившись в вихре крупнейшего открытия, она долго откладывала защиту диссертации, не имея времени соединить в целое необходимые для этого элементы. Наконец, 25 июня 1903 года она перед судом ученых.

Мадам Кюри стоит совершенно прямо. На её бледном лице, на выпуклом лбу, совсем открытом благодаря зачёсанным назад волосам, заметны тонкие морщинки – следы того сражения, которое она дала и выиграла. Физики, химики теснятся в комнате, пронизанной лучами солнца. Пришлось поставить дополнительные стулья: исключительный интерес к тем исследованиям, о которых будет идти речь, привлёк людей науки.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru