Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Лазарев В.Н.
Великий художник
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Зорина Е.В.

Упасика. Учителя и Елена Петровна Блаватская

Итак, разум каждого человека дуален: в нем есть как личное, преходящее, так и вечное, духовное. В эпоху "торможения" духовного импульса делами человеческими хозяином является низший, Кама-Манас, более рассудочный, чем разумный (разница между рассудком и разумом была понята уже И.Кантом). Но это не значит, что мы с отвращением должны отвернуться от того, кто претендует на хозяйствование в доме: это действи­тельная сила, подобная, по выражению Блаватской, лопате, чтобы копать. Он – инструмент, но не хозяин в доме. «Да, во мне две сущности, – писала Е.П.Б., – Но что это значит? И в вас две, только мои сознательные, а ваши нет. В этом все и дело: только усиленная работа высшего разума способна сгармонизировать действие сознания, сказать, "пропихнуть" из сферы бессознательности на уровень сознания не любую информацию, но ту, которая определяет непрерывность потока сознания. «Слово "невозможно" исключается из языка ищущего путь. Если он не устает в своих попытках, он может открыть главное – свое настоящее Я». Настоящее Я человека бессмертно, способно к самостоятельным и независимым действиям; его работа у обычных людей чаще всего проявляется во время сна, у Адепта подчинена его воле и проявляется в каждый нужный ему момент. Осознание постоянного присутствия Божественного Эго, свидетеля и судьи, совсем не легко для человека и требует целенаправленного цикла усилий, измеряемых не только годами, но и столетиями. Состояние Знания забирало у Блаватской столько сил, что управление эмоционально-психическим миром оказывалось на периферии внимания. В 1875 году Учитель Серапис в письме отмечал, что неуравновешенность Блаватской связана с переходным состоянием ее внутренней природы. Сама она утверждала тоже: «Никогда еще – в физическом смысле – не было девушки или женщины холоднее меня. В моем мозгу непрерывно извергался вулкан, – а у подножия горы был ледник».

Непоказная личная скромность Упасики часто вводила в заблужден ие ее у чеников, когда она свои достижения – все целиком приписывала своим Махатмам. «Мои знания всего лишь наследство, доставшееся мне от других. Я есть не более, чем отражение некоего неизвестного яркого света. Не знаю как, но этот свет постепенно слился с моим естеством, растворился во мне, по сути, пронзив меня насквозь; следовательно, все эти идеи проникли в мой ум, достигли самых потаенных глубин моей души, и я ничего не могу поделать; я остаюсь искренней...» Божественное начало в человеке есть его Духовный Разум, и только тогда человек может стать Храмом Господа; «В него входит чистый и святой Дух, который объединяется с душой и телом человека, и таким образом, на земле снова появляется Троица... Я верю в незримого и всеобщего Бога, в абстрактный Дух Божий, а не в антропоморфное Божество. Я верю в бессмертие Божественного Духа в каждом человеке, но я не верю в бессмертие каждого человека, ибо я верю в справедливость Бога. Человек должен завоевать право вхождения в Царство Божие добрыми делами и праведной жизнью.

Блаватскую обвиняли в неправдивости, неточности сообщений. Но ведь сказано: не задавайте вопросов, и не услышите лжи. Елене Петровне запрещалось ее Учителями раскрывать все знание, которое она от них получала. Поэтому вместо дипломатических ухищрений она прямо говорила, до каких пределов она может информировать общество, и была при этом слишком правдивой, откровенной и не способной притворяться, чтобы искушенное в интригах общество ее правильно поняло. Обучение сознательному разделению семеричных принципов и управление ими в период пребывания в Ашраме Махатм навсегда осталось тайной Елены Петровны. Эта оккультная тренировка позволила ей достичь концентрации ума, давшей возможность адекватно воспринимать тексты "Тайной Доктрины". «Личность Е.П.Б. была, таким образом, инструментом, распределяющим весь материал, контролировавшим его форму, выразительность, оттенки, тем самым наложив отпечаток собственного стиля... Подобно тому, как дневной свет, проникая сквозь окна храма, приобретает оттенки цветного стекла, так и мысли, переданные через мозг Е.П.Б., изменялись выработанными ею литературным стилем и способом их выражения. Сама Блаватская так видела ситуацию с передачей знаний: «Когда я пишу о незнакомом или малознакомом мне предмете, я обращаюсь к Ним, и один из Них вдохновляет меня. Он дает мне возможность просто переписывать из рукописей, и даже печатный материал, возникающий перед моими глазами в воздухе, во время чего я ни разу не была в бессознательном состоянии. Именно осознание Его покровительства и вера в Его могущество позволили мне стать такой сильной умственно и духовно... и даже Он (Учитель) не всегда необходим; потому что во время Его отсутствия по каким-то другим делам, Он оставляет во мне заместителя своих знаний... В такие моменты это уже пишу не я, а мое внутреннее Эго, мое "светлое я", которое думает и пишет за меня... Не знаю, Вера, веришь ты мне или нет, что-то необыкновенное происходит со мной. Ты не можешь себе представить, в каком удивительном мире картин и видений я живу. Я пишу "Изиду", скорее не пишу, а перерисовываю и срисовываю, что она лично показывает мне. Иногда мне кажется, что древняя Богиня Красоты сама ведет меня через все страны и их прошлое, и я это описываю. Я сижу с открытыми глазами и, по-видимому, все вижу и слышу, что реально происходит вокруг меня, и в то же время я вижу и слышу то, что пишу. У меня перехватывает дыхание, я боюсь шевельнуться, опасаясь, что чары исчезнут. Как в волшебной панораме медленно проходят передо мной столетие за столетием, образ за образом. Я пропускаю все это через себя, соединяя эпохи и даты, и знаю наверняка, что ошибки быть не может. Нации и народы, страны и города, давно ушедшие во тьму доисторического прошлого, возникают, затем исчезают, уступая место другим, после чего мне говорят соответствующие даты. Седая старина сменяется историческими периодами, мифы объясняются мне с событиями и людьми, существовавшими в действительности, и каждое выдающееся событие, каждая новая страница этой многоликой книги жизни предстает передо мной с фотографической точностью. Мои собственные расчеты являются мне позднее, как отдельные цветные картины различной формы в игре, которая называется casse-tete ("головоломка"). Я собираю их вместе и стараюсь правильно расположить их одну за другой, но, конечно, это не я делаю, а мое ego, мое высшее Я. И все это происходит при содействии моего Гуру и Учителя, помогающего мне во всем».

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru