Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Шапошникова Л.В.
Тернистый путь красоты
Лазарев В.Н.
Великий художник
Тютюгина Н.В.
Рерих и Нестеров
Шато О.

Любовь и забвение

Наталия Васильевна Крандиевская-Толстая (21.01.1888—17.09.1963) — русская советская поэтесса, дочь прогрессивного публициста Василия Афанасьевича Крандиевского, который редактировал и издавал в Москве «Бюллетени литературы и жизни», и писательницы Анастасии Романовны Тарховоц. Начала писать стихи в семилетнем возрасте, а печататься с четырнадцати лет. Автор сборников «Стихотворения» (М., 1913); «Стихи. Книга вторая» (Одесса, 1919); «От лукавого» (М., 1922); книга для детей «Звериная почта» (Л., 1925); «Вечерний свет» (Л., 1972); «Воспоминания» (Л., 1977). Нельзя читать ее стихи без восхищения. Они одновременно и юны и зрелы, полны мудрой печали и ощущением предстоящего возрождения, путь которого лежит через муки, разочарования и страдания тонко чувствующей несовершенства этого мира души. Поэзию Н.В. Крандиевской-Толстой знали и ценили такие писатели, как М. Горький, И. Бунин, А. Ахматова, О. Форш, Вяч. Шишков, К. Федин и другие.

Наталия Васильевна Крандиевская-Толстая
Наталия Васильевна
Крандиевская-Толстая

Серебряный век русской поэзии... Ослепительно прекрасная, хрупкая, страшная эпоха... Рядом с именами ушедших мэтров — Брюсова и Блока, рядом с гордой несломленной Анной Ахматовой, рядом с поэтом-мучеником Николаем Гумилевым — десятки забытых. Многие из них продолжали существовать годы, десятилетия, дожили почти что до наших дней. Мимо них «мчалась жизнь веселая на лозунгах верхом». А что оставалось им? Только память. Память, которой так не хватало неблагодарным соотечественникам.

А ведь почти у всех них жизнь начиналась светло и радостно — как у восторженной красавицы Наташи Крандиевской. Одаренная московская барышня пишет стихи, фортепьянные пьесы, занимается живописью — учится у Бакста и Добужинского. Современники восхищаются ее красотой и обаянием. Стихи Крандиевской произвели большое впечатление на Блока и Бальмонта. Даже суровый критик всех своих собратьев по перу Иван Бунин не удержался от весьма лестной для юной поэтессы оценки: «Я был восхищен талантливостью ее стихов...»

Семнадцатилетнюю девушку уже волновали мысли о жизни и смерти, о вечности:

И тень свою в тоске спросила я тогда:
— Скажи, сестра, куда идем с тобою?
И тень ответила с насмешкою глухою:
— Я за тобой, а ты, быть может, никуда...

Как часто бывает, родственники Натальи Крандиевской гораздо меньше ценили ее разностороннее дарование. Решив, что самое главное — усмирить ее, — Наталью выдают замуж за адвоката Волькнештейна. Но такой брак был обречен на неудачу.

А потом пришла любовь, горячая, страстная, взаимная... Алексей Толстой писал своей любимой: «...земля будет чудесной для нас... Мы возьмем все от любви, от земли, от радости, от жизни...» 7 мая 1917 года они обвенчались. А после Наталья Крандиевская-Толстая всем пожертвовала ради любви. Она отказалась от собственного творчества и всех честолюбивых замыслов. Выпустив в 1922 году сборник стихов «От лукавого», она замолчала на долгие годы. Стихи Наталья Васильевна продолжала писать по-прежнему, но — только для себя.

Яблоко, протянутое Еве,
Было вкуса меди, соли, желчи,
Запаха земли и диких плевел,
Цвета бузины и ягод волчьих.

Когда супруги вернулись из эмиграции, поэтесса стала вести дневник, чтобы хоть как-то запечатлеть движение времени. А любовь уходила, таяла, словно утренний туман. «Это было последнее лето, и проводили мы его врозь. Тоска гнала меня из дома в белые июньские ночи. Ехать, все равно куда, без мысли, без цели, только ехать, ехать, пожирать пространство», — писала Наталья Крандиевская-Толстая в начале 30-х годов. Жертва, принесенная ею во имя любви была велика. Оценил ли Алексей Толстой самоотверженность своей жены и преданной помощницы? Современники считали, что в образах главных героинь «Хождения по мукам» он запечатлел черты Натальи Васильевны.

А выяснять, почему два человека расстались — бессмысленное занятие. Значит, так распорядилась судьба. Заслуживает восхищения достоинство, с которым Крандиевская-Толстая восприняла неизбежное расставание. «Хороший вкус требует сдержанности», — говорила она.

Поэтесса пережила своего бывшего мужа, простила и оплакала его. Благородная душа не желала озлобляться, хотя в конце жизни тоска вылилась в горестное признание:

Меня уж нет. Меня забыли
И там и тут, и там и тут.
А на Гомеровой могиле
Степные маки вновь цветут...

...Природа чтит поэтов. А люди?..

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru