Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Рерих С.Н.
Мона Лиза
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Горева Т.Н.
Даугавпилс, Латвия.

Двинская группа

«26.02.1968 г. Мы высказали мечту – положить начало основанию маленькой общины Нового Мира. Это моя мечта. А, может быть, суждено будет и осуществить ее? Как поведем себя. Если это будет в единении с Высшими Силами и в едином устремлении к совершенствованию, то можем и осуществить. Не будем забывать, что единение заключается в принятии и осознании Основ Бытия. Цель – Община, Общее Благо. Если наши мысли, наши устремления будут иметь хотя бы малейшее значение для эволюции, то Владыки, Духи Огненные окажут нам помощь и будут для этого и соответствующие условия. Только ничего эгоистического. Хотя и без этого физического объединения микрообщина из нас двоих уже существует».

До и во время войны Ф.В.Осташева жила в доме Е.С.Баруна, затем Ефрем Сафронович был вынужден продать дом. Узнав о том, что Фелиция Викентьевна осталась без жилья, ее приняла к себе семья Веретинских.

Иван Сильвестрович Веретинский
Иван Сильвестрович Веретинский

Иван Сильвестрович Веретинский (1894-1984), как и Ф.В.Осташева, был членом Латвийского Общества еще с 1930-х годов. Родился он в Польше, в 16-летнем возрасте, потеряв родителей, уехал в Вильнюс, затем в Даугавпилс, самостоятельно учился, увлекался восточной философией, астрологией. После встречи с Е.А.Зильберсдорфом стал изучать Живую Этику. Свои взгляды передал сыну Аркадию.

Аркадий Иванович Веретинский
Аркадий Иванович Веретинский

Аркадий Иванович Веретинский (1919-1992) начал изучать Живую Этику вместе с отцом еще будучи гимназистом. Отличительной чертой его была постоянная тяга к знаниям, к поиску Истины. После окончания гимназии в 1938 году он поступил на философский факультет Латвийского университета, который покинул в 1940 году после установления советской власти в Латвии. Аркадий не мог скрывать своих убеждений, сформировавшихся под влиянием Учения Живой Этики. А они вступали в явное противоречие с обучением на философском факультете носившем явно идеологизированный характер.

По окончании войны Аркадий Иванович встретил в Даугавпилсе свою будущую жену Лидию Эрнестовну (тогда она носила фамилию Рудзите), только что вернувшуюся из немецкого концлагеря «Заксенхаузен», в который она попала вместе с матерью Валентиной Александровной. Годы, проведенные ими в известном своей жестокостью концлагере, были суровым и страшным испытанием. Им повезло, они выжили, вернулись в разрушенный Даугавпилс и начали жить с нуля, так как их дом был разрушен войной. Александр Иванович и Иван Сильвестрович Веретинские познакомили их с Ф.В.Осташевой и с Учением, которое давало силы жить и верить в будущее. Так образовалась их маленькая община духовно близких, много испытавших, мужественных людей.

Лидия Эрнстовна Веретинская
Лидия Эрнстовна Веретинская

Лидия Эрнестовна Веретинская (Рудзите) (1926-2005), тяжело пережившая годы заключения в концлагере, а перед этим известие о расстреле в Гулаге своего отца, арестованного в 1940 году, рассказывала: «Я познакомилась с Ф.В.Осташевой в 1946 году. В моей, тогда еще молодой, жизни было много событий, которые заставляли задуматься о ее смысле. Часто в этих событиях я не находила ни логики, ни объяснений, не хватало ни опыта, ни знаний, чтобы все понять. И я была очень рада, что встретился человек, который помог мне в этом.

Идя впервые к Фелиции Викентьевне, я волновалась. Меня встретила пожилая женщина с внимательными глазами, доброй светлой улыбкой. Сразу по ее облику можно было понять, что это очень сердечный человек. Она как бы вся светилась изнутри. Таких людей мне еще не приходилось встречать. Она была сдержанна, приветлива. Взгляд ее лучистых голубых глаз выражал теплоту и любовь. Он проникал вглубь сердца и одновременно устремлялся в бесконечную даль. В нем чувствовалась невозмутимая стойкость характера, мужества, непостижимого благородства и все это отражалось в ее облике.

Когда она заговорила спокойным негромким голосом, казалось, что никакие невзгоды не в состоянии поколебать ее равновесия. Она сразу же стала мне родной и близкой, я поняла, что, наконец-то, встретила того человека, который поймет и поможет приобрести недостающие знания, научить пониманию жизни. Она – мой учитель! Я поняла – какое счастье встретить такого человека.

Фелиция Викентьевна была ненавязчива в наставлениях, больше любила слушать. Умела незаметно изменить или направить ход беседы. Знания давала не сразу и не всем. Она понимала и знала, что, давая все сразу, без разбора, можно навредить неподготовленному сознанию. У нее хватало чувствознания это определить уже с первых встреч.

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru