Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Рерих С.Н.
Мона Лиза
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа

Круглый стол, посвященный десятилетию МЦР

Круглый стол конференции завершил Юбилейные торжества, он был посвящен еще одной Юбилейной дате — десятилетию МЦР

Открыла Круглый стол Людмила Васильевна Шапошникова. В своем выступлении она, в частности, сказала:

История МЦР — это история предательства и преданности, алчности и бескорыстия, амбициозности и самопожертвования. Иными словами, на пространстве, в котором образовывался и жил МЦР, сошлись противоположные явления, на которых, как говорит Елена Ивановна, держится Космос. На них же выстоял и наш МЦР, причем не только выстоял, но и смог развиваться.

Мы были организованы в 1989 году, по письму Святослава Николаевича Рериха, но этому предшествовала целая история. В 1987 году Святослав Николаевич Рерих нанёс визит в СССР и встретился с М.С.Горбачёвым. Именно на этой встрече Святослав Николаевич предложил создать музей Н.К.Рериха.

В это же время еще работала комиссия по наследию Н.К.Рериха, утверждённая Министерством культуры, членом которой я являлась. Решения, появившиеся после встречи Святослава Николаевича и М.С.Горбачёва, были встречены с энтузиазмом, но, к сожалению, в комиссии тогда были разные люди, и, полагаю, каждый из них начал «строить свой отдельный Музей». Эта история продолжалась до тех пор, пока в 1988 году не собрался в Индию сам М. C.Горбачёв. Бывший тогда премьер-министром Н.И.Рыжков обнаружил, что Музея-то нет, а ведь прошёл целый год и надо что-то делать. Сегодня те организации, которые были включены в создание Музея, называются спецслужбами. В то время, как мы все знаем, шла перестройка, и возникали разные организации. Одна из них называлась АНТ. Ее возглавлял полковник Ряшенцев. Именно ему и было поручено выработать концепцию Музея. Однако там что-то не сложилось и те, кому это было поручено, стали искать «сотрудников» в Комиссии по наследию. Членов комиссии вызывали по очереди. Наконец, выбрали одного человека. Это была Наталья Сазанова, потом к ней присоединилась Румянцева. И они стали создавать Музей. Первый шаг, который они предприняли, состоял в том, что Н.Сазанова была послана за наследием — это было начало 1989 года. Их расчеты базировались на том, что Н.Сазанова — ближайший друг Рериха, так она сама тогда утверждала.

Честность и ложь, как мы видим, шли всё время рядом. И она отправилась к Святославу Николаевичу и, естественно, с чем приехала, с тем и уехала. Никакого наследия, никаких документов Святослав Николаевич не подписал. Тогда они принесли документ из посольства, где было написано, что Святослав Николаевич, во время беседы, отнёсся положительно к идее передачи наследия в СССР. Сам же Святослав Николаевич по этому поводу никаких заявлений не делал. Святослав Николаевич был достаточно проницательным человеком, чтобы понять, какая «каша» заварилась с его наследием. Картины, которые находились в СССР с 1974 года, были переданы на «временное хранение» в Музей Востока без согласия их владельца С.Н.Рериха. Реакция Святослава Николаевича не заставила себя ждать. Летом 1989 года он написал свое знаменитое письмо «Медлить нельзя». В этом письме он поставил вопрос о создании Общественного Музея и общественного фонда, который мог бы содержать этот Музей. Он уже тогда понял, что происходит, и не хотел отдавать наследие государству.

В то время, когда пришло письмо, в Совмине было уже назначено заседание, на котором должны были утвердить проект постановления правительства по Музею Н.К.Рериха в Москве. Письмо С.Н.Рериха имело ко мне отношение, и меня пригласили на это заседание. Я пришла, взяв это письмо и «торпедировала» проект постановления, аргументировав свою позицию письмом Святослава Николаевича. Тогда мне сказали, чтобы я писала постановление Совмина сама. Я никогда не писала постановлений Совмина. Но ситуация меня так возмутила, что я его написала. Оно легло в основу постановления по Музею, которым уже занялся отдел культуры Совмина.

Мы создали оргкомитет и стали готовить Учредительное собрание по организации Фонда Рерихов. До этого был создан Фонд культуры, Детский фонд, но они были полугосударственными. Мы были первым общественным фондом.

На Учредительном собрании, заместителем председателя Фонда Культуры Г.Мясниковым, была сделана попытка изменить проект Устава, который подготовила орггруппа. А изменения были такие: проблема Музея снимается, Музея не будет, а будет фонд, который начнет заниматься культурной деятельностью, связанной с наследием Рериха. Г. Мясников вызвал меня в 12 часов ночи и стал вместе с двумя заместителями буквально пытать по той части, что я должна принять их Устав. Я ответила, что их Устав я не приму, в лучшем случае я предложу оба Устава на Учредительном собрании.

Сделать Мясникову ничего не удалось и на Учредительное собрание было вынесено два Устава. Мы свой Устав тогда на «растерзание» не отдали. Но нас ждали еще немалые трудности. Ведь новый фонд — это «кормушка» и нам пришлось выдержать напор всякого рода чиновников, хотевших в него попасть. Когда собралось Учредительное собрание, в нём активно участвовала Раиса Максимовна Горбачёва.

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru