Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Лазарев В.Н.
Великий художник
Ясько Г.Ю.
Явление России

Круглый стол, посвященный десятилетию МЦР

Это первое сильное впечатление. Второе, не менее сильное, у меня было тремя годами позже. Вы слышали из хроники, которую нам показывали, что было принято решение Совмина о том, что предшественник наш по этому зданию — Минтяжмаш — должен был отреставрировать здание в течение двух лет.

На это выделялись средства, но всё было замечательно только на бумаге. Сделано ничего не было. Все, что было ценного (двери, дубовый паркет, ручки от дверей и т.д.), всё было увезено. Тогда Людмила Васильевна сказала, что будем организовывать музей во флигеле, хотя мы сами там буквально «сидели друг на друге». В общем, освободили ту часть, где сейчас магазин.

Но легко сказать — организовать музей. Это был конец 1992 — начало 1993 года. Вы представьте: денег нет, ничего нет, всё делали сами. Вот Калёнков Серёжа разработал способ изготовления витрин (взять на прокат витрину стоило 200 000 рублей), сами красили, штукатурили и т.п.

В январе 1993 года пришло печальное известие о болезни Святослава Николаевича. Людмила Васильевна уехала на похороны, но мы продолжали трудиться. Приехав после похорон, Людмила Васильевна сказала, что Музей будет открыт. И в этом крошечном помещении мы просуществовали почти полтора года. Он, кстати сказать, пользовался большой популярностью. Сюда приезжало много народу, были большие экскурсии. На открытие приезжал М.С.Горбачёв. А началось с того, что к нам стали приходить школьники, причем самых разных возрастов. Гидами мы были сами, организовывали дежурства и т.п. Около полутора лет мы там жили, потом переехали на первый этаж, а затем переселились в эти грандиозные палаты.


Руководитель группы художественного и предметного фонда
Роттерт Татьяна Георгиевна:

— Когда мы встретились с Людмилой Васильевной и начали разговаривать конкретно, я сказала, что я зануда и не умею философствовать, а работать я могу. «Хорошо,—сказала Людмила Васильевна. — Философов у меня много», и приняла меня. И тут первое, с чем я столкнулась, — что надо устраивать праздник. Это была первая презентация: 9 октября 1990 года. У нас ничего не было, первое время (года два) мы жили «на шее» у Академии художеств, начиная с того, что я оттуда привозила витрины, и кончая бумагой и скрепками. Достали мы витрины, показали большие картины из серии «Гималаи», на открытии был М.С.Горбачёв.

Но для меня это запомнилось ещё одной стороной: была экспозиция, было всё в порядке, я звоню Людмиле Васильевне, а она говорит: всё в порядке, несите всё в запасник, в запаснике лучше сохранится. И со слезами на глазах я всё перетащила в запасник, а на другой день обратно. И тогда был наш первый праздник.

После этого у меня начались «жуткие будни», у меня оказался сундук с картинами из серии «Гималаи», и все без названия. Для того, чтобы записать их в инвентарную книгу для организации выставок, для страхования, мне пришлось всё это как-то называть. Я в ужасе бегу к Людмиле Васильевне, а она говорит: «Называйте, как хотите, — войдёте в историю». И сегодня 400 с лишним картин с моими названиями гуляют по свету.

Потому нас была первая выставка на ул. Горького, и мы страшно боялись, чтобы не украли картины. Потом была совершенно невероятная выставка в Академии художеств. Время её проведения совпало с путчем. Мы сидели там и не знали, что нас завтра ждёт: открытие выставки или контрреволюция. Потом были ещё выставки, но на эту выставку был огромный ажиотаж. Ничего подобного я не помню с 1974 года, когда была выставка в Академии художеств, посвященная 100-летию со дня рождения Н.К.Рериха.

Тут сидит наш реставратор Галина Захаровна Быкова. Когда была выставка в Академии художеств, мы с ней только знакомились. И она принесла к нам отреставрированного ею «Ледяного сфинкса». И не хотела отдавать, пока я не напишу расписку, хотя эта была наша картина, она только брала её на реставрацию. Потом мы этот эпизод вместе вспомнили и посмеялись.

У нас три музея по времени: первый — маленький, который был предметом нашей невероятной гордости; второй — музей, по которому водили экскурсии: это уже был настоящий музей, с залами, нужной высотой и другими необходимыми вещами, и наконец — третий музей. Два года назад мы его открыли уже в этих залах.

Должна сказать, что будучи в Германии, я была в двух музеях, построенных по последнему слову современной музейной техники: в музее прикладного искусства в Берлине и в музее янтаря. И, вы знаете, туда приходишь, и хочется уйти. Там холодно, там неуютно, там ничто не располагает к пребыванию в музее. И вспоминаю наши музеи. Когда посетители приходят сюда, они находят здесь уникальное соотношение искусства, архитектуры и человека. Концентрируясь вместе, это рождает необыкновенный внутренний подъем и удивительную атмосферу истинного музея. Недаром люди отмечают необыкновенную теплоту всего этого пространства.

Теперь мы вступили в новый качественный этап: мы сделали тематическую выставку, посвящённую 125-летию Н.К.Рериха, где принимали участие также картины Святослава Николаевича, и всего за два месяца до открытия начали поступать работы Юрия Николаевича Рериха. И мы успели отреставрировать рисунки. Вы были в зале Юрия Николаевича и успели заметить, какой это тонкий, одухотворённый художник, которому была присуща любовь к окружающим предметам. Вы все обратили внимание на композицию «Чайник и графин», на гостиную Рерихов в Сортавале. Для нас это уже история, по которой мы можем судить не только о семье Рерихов. Ведь наше старшее поколение — свидетели развития искусства, быта и жизни, конца XIX — начала XX века. Многое мы узнавали не из книг, а из разговоров наших родителей. Так что мы можем считать себя живыми свидетелями, а все, что мы здесь видим, есть материальные свидетельства жизни Рерихов, музей которых находится под нашей опекой. И последнее, что я хочу сказать: у нас сейчас находятся 23 работы Юрия Николаевича, из них 5 живописных. Тут висит у нас пейзаж, и я сначала поставила подпись Николая Константиновича, но Людмила Васильевна меня поправила, и сказала, что это пейзаж Юрия Николаевича. В этом раскрывается ещё одна сторона его творчества.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru