Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Карклиня Инга Николаевна
Искусствовед, член Латвийского общества имени Н.К.Рериха

«Как хорошо, что ты есть ... но кто ты?»

- Узнав о случившемся, я забрала племянницу к себе в Ригу - продолжала рассказ Эльза Карловна, – но ненадолго. Вскоре арестовали и меня. А Риту родственники мужа определили в детский дом. Там она и по сей день... Девочка способная – хорошо учится...

Через письма Эльзы в Ригу моя мать познакомилась с ее свекровью – Марго Карловной Матвеевой. Они подружились. Когда же конфисковали квартиру скульптора с мастерской на ул. Стабу 14, Эльза Карловна прислала моей матери доверенность на получение ее мебели...

В 1953 году Швалбе пришло письмо из Амурской области с печальной вестью. Сестра Маргарита сообщала, что в доме для престарелых умерли мать... и муж... А старшая дочь Ингрида вышла замуж и ждет ребенка. Поговаривают, что скоро отпустят домой... - А где теперь их дом? - заволновалась Эльза Карловна и строго отнеслась к тому, что "будет ребенок..."

С приходом весны в лагере началась дизентерия. Одной из первых заболела Эльза Швалбе... К этому времени я закончила курсы медсестер и отправилась работать в дизентерийный изолятор... Дежуря по ночам, писала свой "Дневник на подкладке бушлата".

В октябре 1953 года Эльзе Карловне исполняется 50 лет. Для меня это кажется много. Приветствую подругу стихотворными строками:

Поздравляю. Прожила полвека
С чистым сердцем, светлою душой,
С именем, достойным Человека,
Тем, что пишут буквою Большой.

В 1954 году в режиме лагеря наступает оттепель. Чаще начинают приходить письма и посылки. Устраивают выставку творчества заключенных. На ней представлена скульптура Эльзы Швалбе "Мать с ребенком". Автор дарит ее мне для отсылки матери. Оказывается, и мы имеем право что-то из своего "рукоделия" посылать домой. Из Москвы ожидается комиссия, и лагерь приводит в порядок бараки. Проходит санчистка и борьба с клопами... Эльзе Карловне администрация предлагает реставрировать на прогулочной "штрассе" скульптуру Дискобола. У него повреждена голова...

А у меня новое испытание. В шести километрах от лагеря открыт изолятор для смертников. В этот раз – инфекционный энцефалит с летальным исходом. Приглашают медиков-многосрочников. Советуюсь с Эльзой. Она не отговаривает, но предлагает сделать самостоятельный выбор... Я иду, чтобы избавиться от страха смерти... Через полгода, похоронив под снегом 96 из 98 человек, возвращаюсь в барак. Меня приветствуют как человека "с того света"... Только Эльза молчит. Почему? – Перед сном она сказала: "Мне не хотелось бы, чтобы ты себя возомнила "героем"... Ты только сделала то, что положено каждому медику..."

А в марте 1955 года происходит неожиданное для всех многосрочников – их освобождают из-под стражи первыми... Среди них и я. Отсидев 6 лет и 8 месяцев, попадаю под амнистию... Но пока закон не вступил в силу, не имею права жить в больших городах – значит, к матери в Ригу нельзя... Эльза предлагает мне сказать адрес ее отцовской усадьбы: Валмиерская область, Руиенский район, "Пучерга". Без каких-либо сантиментов договариваемся, что встретимся у моей мамы на бульваре Райниса 2... Перед прощанием Эльза предлагает надеть ее пальто и спрятать бушлат в чемодан...

О том, как меня в Риге встречали родные и коллеги по Университету, я уже писала в одном из очерков. А вот о том, что спустя неделю после приезда, меня навестила темноволосая девушка с косами в синем ученическом платье, – не упомянула.

- Неужели же Рита Валдес – племянница Швалбе? Тот же высокий лоб, густые темные брови и немногословная тихая речь...

Мы с первого знакомства сблизились. Рита мало знала о своей тете... Она недолго с ней вместе жила и не успела к ней привыкнуть... Ей никто еще не сообщил, что умерли бабушка и отец... Рита учится в восьмом классе и мечтает о встрече с матерью и сестрой... По ее инициативе мы вместе сфотографировались и послали в посылке тете Эльзе снимок.

Знакомлюсь и со свекровью Швалбе – милая, улыбающаяся старушка, преподавательница французского и немецкого языков. Она говорит: "Теперь мы одна семья – нас объединила Эльза..." Она не теряет надежды, что сноха после возвращения вернется к ее сыну - "Ведь Юрий до сих пор ее любит и ждет..." От нее я узнаю трогательную историю замужества Эльзы в начале войны. Юрий – блестящий художник, закончивший с золотой медалью Брюссельскую Академию искусств. Он участвовал на многих французских выставках. Естественно, как "золотая молодежь того времени", вел богемный образ жизни..."... А вернулся в Латвию, встретил на вечеринке художников царственную Эльзу с обворожительными серо-голубыми глазами... и женился...

Вскоре (еще до возвращения Эльзы) я познакомилась с ее мужем – живописцем Георгием Матвеевым (1910-1966). Талантливый, остроумный человек, превосходно воспитанный, так же как Эльза, он любит русских декадентов: Гумилева, Ахматову. Сам пишет стихи подстать инженеру Петру Терентьеву. Матвеев рассказывает мне, как в 1941 году по поручению Союза художников Латвии он стал гидом Веры Мухиной, приезжавшей в Ригу для участия в конкурсе на памятник Яну Райнису... Она приглашала его к себе в московскую мастерскую... Расспрашивал меня об Эльзе, он так и не понял, за что ее могли арестовать. Ведь она всегда была в Академии и Союзе художников "на передовом фланге", получала первые места на конкурсах и имела государственные заказы?!

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru