Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Лазарев В.Н.
Великий художник
Ясько Георгий Юрьевич

Явление России

Андрей Рублев. Звенигородский Спас. Фрагмент
Андрей Рублев. Звенигородский Спас. Фрагмент

Решительно все исследователи, описывающие икону Спаса говорят о живом человеческом лице потрясающе мудром спокойном и добром, всепонимающем и всепрощающем. Нет никакого сомнения в том, что Андрей Рублев (1360-1430 гг.) видел Преподобного. Образ этого Гиганта Духа не мог не запечатлеться во влюбленном в натуру сознании гениального художника. Можно подумать, что Рублев придал черты Преподобного Спасу, чтобы остановить Юрия Звенигородского, крестника святого, невероятно честолюбивого и гордого, поднявшего открытый и яростный мятеж против Василия Темного. Но проще, а значит и правильнее предположить, что сверхчеловеческой интуицией своего гения, пребывающего в Мире Огненном, и знающего истину, великий художник совместил образ Преподобного с образом Христа, потому что в высоком Огненном Духе Св. Сергия на земле выражался истинный Дух Христа! И прав был ясновидец Тютчев, увидевший: «Истомленный ношей крестной, всю тебя, земля родная, в рабском виде Царь Небесный исходил, благословляя». Андрею Рублеву удалось в Звенигородском Спасе с такой полнотой и убедительностью выразить тему совершенного, «внутреннего» человека, потому что ему дано было лицезреть этот образ в живом воплощении Св. Сергия.

П.А.Флоренский в статье «Троице-Сергиева Лавра и Россия» писал, что Ангелом-Хранителем России является Преподобный Сергий, в другом месте той же статьи он называет Ангелом России ее духовной Сущностью Софию. Здесь нет противоречия. Флоренский считал первообразом России Троицу, София для Флоренского была манифестацией Св. Духа, а Преподобный олицетворением Сына.

Преподобный Сергий, «родоначальник Земли Русской», является создателем русского национального характера. «Вглядываясь в русскую историю, в самую ткань русской культуры, мы не найдем ни одной нити, которая не приводила бы к этому первоузлу: нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература, русская школа, русская наука – все эти линии русской культуры сходятся к Преподобному. В лице его русский народ сознал себя, свое культурно-историческое место, свою культурную задачу». Его Великое Присутствие и заботу народ воспринял как норму жизни. Стремление к восстановлению этой нормы, страстный поиск пути к своему Учителю, тяга к Нему и есть энергия русского мессианства, жар, «на котором эволюция стала создавать энергетику нового планетарного мышления ХХ века. Именно в ней, в этой энергетике был заложен тот импульс, который привел к кардинальным сдвигам в сознании человека».[15.432]

Основным в огненном подвиге Преподобного, тем, чем он навсегда покорил сердце русского народа, было то, что Он не уходил от жизненных проблем, не уходил от Земли на Небо, а сводил Небесный Огонь на нашу многострадальную, грешную землю. Кн. Владимир крестил Русь в водах Днепра, Преподобный Сергий крестил ее в Огне Духа.

Может быть, это вселенское воздействие на душу русского народа и явилось причиной столь высокой поляризации его характера. Ведь высшие энергии, к которым тогда причастилась русская душа, одинаково властно призвали к реализации задатки всех заложенных в ней качеств, самых крайних, как положительных, так и отрицательных. Бердяев пишет: «Можно открыть противоположные свойства в русском народе; деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обостренное сознание личности и безликий коллективизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; эсхатологически-мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт».[12.44] Именно поэтому русских многие не любят – «слишком много на себя берут», такая ширь характера приличествовала бы не отдельному народу, а целой зарождающейся расе. Эта просторолюбивая и вольнолюбивая русская стихия должна претвориться в новый тип человечности, уйти из «Руси Звериной» к «Руси Святой» – как определил два полюса тяготения русской жизни Бердяев, от «внешнего» человека ко, «внутреннему», как говорим мы.

Эволюционные пути в косной материи пробиваются «снизу» и «сверху», навстречу друг другу. Жар мессианства побуждал русских людей упорно пробиваться к Надземному, Божественному, им навстречу с Небес шли зовы и вспышки зарниц... «Грезит Богом, красным пламенем, видит ангелов сквозь дым». – писал о России Гумилев. Именно в такой атмосфере создавалась русская культура.

Платон сказал: «Идеи правят миром». Но не все идеи несут эволюционную нагрузку, а те, которые порождены Космическим Разумом, Иерархией Света. Сияющие в Мире Огненном, они воспринимаются наиболее чуткими людьми, гениями – говорим мы, и в доступной для нас форме передаются ими нам для строительства жизни. Это и составляет творческий момент в эволюционном процессе. Сказано: «Все зарождается в огне и остывает во плоти». В Мире Огненном зарождаются все эволюционные идеи, все прообразы форм, которые жизнь должна последовательно принимать по мере реализации плана эволюции. В этом мире вечной истины сотворен прообраз нового устройства жизни людей в новую, Светлую Эпоху, тот идеал, который люди должны воплотить своей жизнью на земле. Это есть то, что Иоанн называет «Новым Иерусалимом», то, что мы зовем «Святой Русью». Все русские гении, умственно и сердечно приобщавшиеся к этому чудному творению в Надземном, переносили его прекрасные, небывалые черты в своих произведениях, тем строя здание русской культуры. Чудесность этого образа, его неотмирность, обаяние жизненности его зова к преображению, волшебное свойство превращать всякое горе сердца в особую радость, передались русской культуре очарованием ее удивительной человечности. Ницше писал о русской музыке»: Ничто не говорит так к сердцу как их светлые мелодии, которые все без исключения печальны. Я обменял бы счастье всего Запада на русский лад быть печальным».[11.2.796] Еще бы, ведь русская «светлая печаль» есть предчувствие всеисцеляющего соприкосновения с Божественной Любовью.

  • [1] Жизнь и житие Преподобного Сергия. М. 1991, с. 283.
  • [2] Н.К.Рерих. Сочинения. М. 1914, т. 1, с. 133.
  • [3] Е.И.Рерих. Письма в Америку. М. 1996, т.3, с. 379.
  • [4] Н.К.Рерих. Листы Дневника. М. 1996, т. 2, с. 430.
  • [5] А.А.Блок. Сочинения. М. 1971, т. 6, с. 358.
  • [6] Вл.Соловьев. Сочинения. М. 1989, т. 2, с. 286.
  • [7] Антология мировой философии. Ф.Н. М. 1972, т. 4, с. 430.
  • [8] Ф.М.Достоевский. Братья Карамазовы. М. 1973, с. 343.
  • [9] Е.И.Рерих. Письма. М. 1999, т. 1, с. 143.
  • [10] П.А.Флоренский. Столп и утверждение истины. М. 1990, с. 310.
  • [11] Ф.Ницше. Сочинения. М. 1990, т. 1, с. 823.
  • [12] О России и русской философской культуре. М. 1990, с. 48.
  • [13] Н.А.Демина. Андрей Рублев и художники его круга. М. 1974, с. 30.
  • [14] В.А.Плугин. Мировоззрение Андрея Рублева. М. 1974, с. 96.
  • [15] Л.В.Шапошникова. Мудрость Веков. М. 1996, с. 432.
  • [16] К.Свасьян. Г. Шпет. Литературная Газета. № 7, 1990.
  • [17] Е.Н.Трубецкой. Умозрение в красках. М. 1990, с. 165.
  • [18] Наука и Жизнь. № 8, 1999, с.75.
  • [19] Наука и Религия. № 3, 1989, с. 62.
  • [20] Надземное. 468.
  • [21] У порога Нового Мира. М. 1996, с. 76.
  • [22] Вяч.Иванов. Родное и Вселенское. М. 1994, с. 387.
  • [23] П.А.Флоренский. У водоразделов мысли. М. 1990, с. 6-10.
  • [24] «Все перепуталось и некому сказать, что, постепенно холодея, все перепуталось, и сладко повторять: Россия, Лета, Лореллея». О.Мандельштам.
 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru