Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Старовойтова О.
Она стоит подобно судьбе
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Книжник Татьяна Олеговна
Главный редактор публикаторского отдела МЦР

«Владыка доверил мне очищение Учений...»

Не менее значимым духовно-культурным центром, действовавшим при жизни Е.И. и Н.К.Рерихов, было Латвийское Общество Рериха, учрежденное в Риге в октябре 1930 года (основы его были заложены еще в 1919—1920 гг.). Одним из главных направлений его работы стала издательская деятельность. Именно в Риге увидели свет многие книги Живой Этики, а также «Врата в Будущее» и «Нерушимое» Н.К.Рериха, художественная монография о его творчестве, «Тайная Доктрина» Е.П.Блаватской в переводе Елены Ивановны и, конечно же, ее письма в Европу и Америку. Когда в 1940 году на территории Латвии была провозглашена Советская власть, Общество было ликвидировано, и для многих его членов наступили годы тяжелых испытаний. Что такое преданность Учению, эти люди знали не понаслышке — за свои убеждения они были отправлены в сталинские лагеря, двоих (Ф.А.Буцена и А.И.Клизовского) расстреляли.

«Дороги друзья, примкнувшие к великому делу при зарождении его», — писала Елена Ивановна о своих первых сотрудниках. Поэтому книга ее Писем — это еще и дань признательности тем, кто стоял у истоков рериховского движения и запечатлел свое имя на страницах Книги Культуры благородными делами: Зинаиде Григорьевне Фосдик, Кэтрин Кэмпбелл, Феликсу Денисовичу Лукину, Рихарду Яковлевичу Рудзитису...

Корреспонденты Елены Ивановны — люди разного возраста, разного уровня сознания. (В числе их были Президент США Ф.Д.Рузвельт, министр земледелия США Г.Уоллес и молодой выскочка Мирон Тарасов). Большинство из них она знала лишь заочно. К числу основных ее корреспондентов, в первую очередь, относится группа американских сотрудников (так называемый круг: Зинаида Григорьевна Лихтман (Фосдик), Морис Лихтман, Франсис Грант, Софья Шафран, а до второй половины 1935 года — печально известные Луис и Нетти Хорш и Эстер Лихтман), Кэтрин Кэмпбелл-Стиббе и Гизела Ингеборг Фричи, члены Латвийского Общества Рериха (Феликс Денисович и Гаральд Феликсович Лукины, Рихард Яковлевич Рудзитис, Александр Иванович Клизовский, Карл Иванович Стурэ, Федор Антонович Буцен), секретарь Европейского Центра при Музее Рериха Георгий Гаврилович Шклявер, русский эзотерик и издатель журнала «Оккультизм и Йога» Александр Михайлович Асеев, председательница Литовского Общества Рериха Надежда Серафинина, члены Харбинской группы по изучению Живой Этики Борис Николаевич и Нина Ивановна Абрамовы и Екатерина Петровна Инге, а также Валентина Леонидовна Дудко. Обширно представлена переписка с членами семьи: Николаем Константиновичем (1929—1930,1934—1935 гг.), Юрием Николаевичем (1920—1921, 1929—1930, 1934—1935 гг.) и Святославом Николаевичем (1940—1950-е гг.) Рерихами, Девикой Рани-Рерих (1940—1950-е гг.), а также двоюродной сестрой Ксенией Николаевной Муромцевой и ее мужем.

Причина третья. На сегодняшний день мы знаем о Елене Ивановне очень мало. И если творчество и биография Николая Константиновича достаточно хорошо изучены: опубликованы практически все его литературные труды, существует много исследований, посвященных его искусству, общественной деятельности, Центрально-Азиатской экспедиции, археологическим изысканиям и т.д., то Елена Ивановна остается для нас пока «Terra Incognita». Это вполне понятно, прежде всего, из-за особенностей ее Миссии, которая требовала определенных условий. И к тому же Елена Ивановна была человеком необычайно скромным. Всегда в тени, всегда на втором плане. Ни на одной из книг Учения не стоит ее имя. Все литературно-философские труды изданы под псевдонимами. Она избегала говорить о себе, и даже по письмам ее видно, что местоимение «я» встречается в них крайне редко. Оно не свойственно ее стилю. Если Елена Ивановна пересылала кому-либо слова Учителя, все упоминания о себе либо вычеркивались, либо давались в третьем лице.

Какой была Елена Рерих? Ее облик мы можем воссоздать буквально по крупицам, обратившись к воспоминаниям Святослава Николаевича, очеркам Николая Константиновича («Великий Облик», «Сорок лет», «Лада»), дневниковым записям Зинаиды Григорьевны Фосдик. Не удивительно, что книга «У порога Нового Мира», в которой Елена Ивановна рассказывает о своем детстве и юности (очерк «Сны и видения»), стала для многих настоящим открытием и за несколько лет выдержала четыре переиздания. Так и письма, вышедшие из-под ее пера, позволяют почувствовать стоящую за ними личность автора. Елена Ивановна открывается перед нами как любящая и заботливая мать, терпеливый и чуткий духовный наставник. Это человек высокой духовной культуры, несокрушимо преданный Иерархии Света, терпимый по отношению к чужим воззрениям, искренний и сопереживающий, но в то же время суровый. Однако суровость эта заключается в постоянном напоминании о том, что на духовном пути не может быть никаких иллюзий и потворства своим недостаткам. Приведу характерный пример. Был у Елены Ивановны такой корреспондент — Мирон Тарасов, молодой и самоуверенный, который утверждал, что он является «сыном и принятым учеником» Владыки и, как это обычно бывает, ему хотелось, чтобы в это уверовали все. Ситуация знакомая. И вот он рассылает свои «воззвания» в рериховские общества, действующие в Европе, а затем обращается и к самой Елене Ивановне с просьбой благословить его. Казалось бы, что здесь можно ответить? Однако Елена Ивановна делает скидку на его молодость и отвечает. И обратите внимание, как умело она ставит Тарасова на место, очень сурово и вместе с тем достаточно деликатно. После этого он пишет ей письмо с извинениями и просит не отказать в некотором руководстве. Елене Ивановне были совершенно чужды высокомерие, категоричность суждений и тот авторитарный тон, которым наши современные «посвященные» наставляют каждого, кто попадает в их поле зрения. Она принципиально избегала любого проявления миссионерства в отношении Учения, напоминая, что в первую очередь перед рериховскими ячейками ставятся культурно-просветительские задачи, а Живая Этика должна даваться только тем, кто готов ее воспринять. Елена Ивановна никогда не навязывала свое мнение, ибо ценила самостоятельность мышления и свободу духа каждого. Но всегда с готовностью отвечала стучащемуся. «Не люблю учить, но лишь передавать знания»[15] — признается она в письме к Борису Николаевичу Абрамову.

  • [1] Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. II. М., 1996. С. 295.
  • [2] В этом году увидят свет второй (1934 г.) и третий (1935 г.) тома «Писем Е.И.Рерих».
  • [3] Письмо Е.И.Рерих от 2 января 1935 г.
  • [4] Н.К.Рерих. Листы дневника. М., 1996. Т. II. С. 295.
  • [5] Письмо Е.И.Рерих от 3 марта 1930 г.
  • [6] Письмо Е.И.Рерих от 30 августа 1934 г.
  • [7] Письмо Е.И.Рерих от 17 августа 1934 г.
  • [8] Письмо Е.И.Рерих от 11 июля 1934 г.
  • [9] Письмо Е.И.Рерих от 8 августа 1934 г.
  • [10] Мир Огненный. Запись от 4 декабря 1934 г.
  • [11] Там же. Запись от 6 декабря 1934 г.
  • [12] Там же. Запись от 8 декабря 1934 г.
  • [13] Письмо Е.И.Рерих от 3 ноября 1932 г.
  • [14] Письмо Е.И.Рерих от 10 декабря 1932 г..
  • [15] Письмо Е.И.Рерих от 18 июля 1951 г.
  • [16] Письмо Е.И.Рерих от 27 июня 1935 г.
  • [17] Письмо Е.И.Рерих от 14 мая 1945 г.
  • [18] Письма Е.И.Рерих от 18 июля 1951 г. и 6 ноября 1952 г.
  • [19] Письмо Е.И.Рерих от 9 января 1950 г.
  • [20] Письмо Е.И.Рерих от 10 августа 1949 г.
  • [21] Письмо Е.И.Рерих от 8 июля 1953 г.
  • [22] Письмо Е.И.Рерих от 24 марта 1933 г.
  • [23] Письмо Е.И.Рерих от 30 августа 1934 г.
  • [24] Письмо Е.И.Рерих от 28 декабря 1954 г.
  • [25] Письмо Е.И.Рерих от 24 июля 1934 г.
  • [26] Письмо Е.И.Рерих от 18 июля 1951 г.
  • [27] Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. II. М., 1996. С. 295.
 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru