Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Тютюгина Н.В.
Рерих и Нестеров
Казютинский Вадим Васильевич
Ведущий научный сотрудник РАН,
академик Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского

Космическая этика К.Э.Циолковского

Итак, концепция человека в этике К.Э.Циолковского рассматривает его как природное существо, представляющее собой часть космоса. И человек и космос – живые. Человек живёт жизнью космоса. Ничего божественного в человеке нет. Божественным являются лишь причина космоса, сам космос и высшие силы. Человек окружён материальными «духами», т.е. существами разных циклов космической эволюции, способными влиять на его жизнь.

Императивы космической этики: любовь и долг, благоговение и подчинение

Этическая неприемлемость для нас многих идей о преобразовании человека и мира, предложенных К.Э.Циолковским в рамках космической философии, затмила одну из наиболее парадоксальных черт его этики: это – этика любви, а уже затем этика долга и социальной ответственности, основанная на знании космоса. Эта черта этики К.Э.Циолковского настолько вуалировалась тесным переплетением в космической философии этических и метафизических проблем, что многие исследователи основным императивом этики К.Э.Циолковского считали принцип истинного себялюбия. Он действительно является одним из важнейших в космической философии.

Но известны многочисленные тексты, в которых К.Э.Циолковский развивал тему причины любви космоса к человеку и наоборот, человека к причине космоса. Не очень понятно, почему эта проблематика обычно не относится к его этическим взглядам – ведь, например, в христианской этике именно она является исходной. То же самое имеет место и в этике К.Э.Циолковского.

Теистический уровень этики К.Э.Циолковского

В этической концепции К.Э.Циолковского можно выделить несколько уровней, т.е. её структура оказывается более сложной, чем принято считать. Наиболее фундаментальным, по мнению автора, выступает уровень, который можно назвать теистическим. Он провозглашает в качестве императива любовь и благоговение по отношению к причине Вселенной и «послушание» ноокосмической иерархии. (Между тем как «почитание самой Вселенной, - считал К.Э.Циолковский, - бесплодно»[5]. С наибольшей полнотой императив любви к причине изложен в[5]. Причина Космоса, по К.Э.Циолковскому, «есть высшая любовь, беспредельное милосердие и разум. Совершенные существа выражают то же. Таково же и свойство исходящей из них абсолютной истины. Короче: и причина, и органические существа Вселенной, и их разум составляют одну и ту же любовь»[5]. Причина «создала Вселенную, чтобы доставить атомам ничем не омрачённое счастье. Она поэтому добра. Значит, мы не можем ждать от неё ничего худого»[5]. Необходимо смирение перед причиной. «Оно поможет нам быть благоразумными и заставит нас помнить, что если нам дана нескончаемая радость, то она может быть всегда и отнята, если мы не благоговеем перед причиною. Это дань её»[5]. Признаться, цитированные слова, подчёркивая могущество причины, заставляют усомниться в бесконечной доброте и мудрости причины, которые ей приписывает К.Э.Циолковский. Скорее, они подчёркивают лишний раз антиномичность космической этики. «Но, - продолжает К.Э.Циолковский, - нам необходимо испытывать перед причиной чувство благодарности за нескончающееся, всё возрастающее счастье. Она придаёт нам бодрость в нашей бедной земной жизни и заставит нас всегда помнить и любить его причину. Любовь умилостивит её, потому что любовь также её дань»[5]. Это высказывание также оставляет впечатление какой-то двойственности: оказывается, бесконечно добрая и мудрая причина требует в качестве «дани» - умилостивления. Не является ли такое отношение причины к человеку не очень совершенным в этическом плане? Подобные сомнения из контекста космической этики полностью исключены. Мудрость и благость причины по отношению к своему изделию, - писал К.Э.Циолковский, - «позволяют нам думать, что могущество причины не принесёт нам зла и в будущем. Например, не прекратит существование Вселенной и не сделает его мучительным»[5].

Отсюда вытекает первый, наиболее глубинный, по мнению автора, императив космической этики – долг человека перед причиной космоса. К.Э.Циолковский формулирует его так: «Глубокие чувства наши и разум должны быть проникнуты такими мыслями и в таком нисходящем порядке:

1) благоговение к причине;

2) послушание высшим человекоподобным существам и

3) исходящей от них истине, ведущей нас к нескончаемому и великому благу»[5]. По словам К.Э.Циолковского, «милосердие» и законы выходят от людей и других более высоких существ. Значит, мы приходим к почитанию избранных умнейших людей и иных существ с высшими свойствами.

  • [1] Циолковский К.Э. Этика, или естественные основы нравственности // архив РАН, ф. 555, оп. 1, д. 372, лл. 1-111.
  • [2] Циолковский К.Э. Любовь к самому себе, или истинное себялюбие // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 63-86.
  • [3] Циолковский К.Э. Научная этика // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 117-140.
  • [4] Циолковский К.Э. Монизм Вселенной // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 161-166.
  • [5] Циолковский К.Э. Причина космоса. Калуга, 1925.
  • [6] Кольченко И.А. Циолковский как мыслитель. Автореф.канд.диссерт. М., 1968.
  • [7] Губович И.А. Этические взгляды К.Э.Циолковского.
  • [8] Мапельман В.М. «Я хочу привести вас в восторг… от ожидающей всех судьбы» (космическая этика К.Э.Циолковского). М., 1991.
  • [9] Лесков Л.В. Космическая этика как теоретическая дисциплина.
  • [10] Циолковский К.Э. Научные основания религии // Архив РАН, ф. 555, оп. 1, д. 370, лл. 2-48.
  • [11] Циолковский К.Э. Условная истина // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 225-227.
  • [12] Гаврюшин Н.К. Прозрения и иллюзии русского космизма // Философия русского космизма. М., 1996. С. 96-107
  • [13] Циолковский К.Э. Космическая философия // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 229-237.
  • [14] Лыткин В.В. Философские взгляды К.Э.Циолковского и его отношение к атеизму и религии. Автореф.к анд.диссерт. Л., 1998.
  • [15] Циолковский К.Э. Есть ли Бог? (2 вариант) // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992. С. 216-218.
  • [16] Гиренок Ф.И. Интуиции русского космизма // Философия русского космизма. М., 1996. С. 264-288.
 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru