Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Ясько Г.Ю.
Явление России
Тютюгина Н.В.
Рерих и Нестеров
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Старовойтова О.
Она стоит подобно судьбе
Баранцев Рэм Георгиевич
Доктор физико-математических наук, профессор, член Исполнительного комитета Международной Лиги защиты Культуры

Находится ли Россия между Востоком и Западом?

III. Тринитарный взгляд

Системные триады, сложившиеся в истории человечества, такие как истина-красота-добро, ум-чувство-воля, тело-душа-дух, объединяют в себе рациональное понятие, эмоциональный образ и интуитивный символ.

Семантическая формула включает три аспекта:

интуицио
рацио      эмоцио

аналитический (рацио), качественный (эмоцио) и субстанциальный (интуицио) (Линейная запись искажает семантическую структуру системной триады. Чтобы сохранить потенциальное равноправие и смысловую ориентацию аспектов, следует мыслить их вершинами равностороннего треугольника, расположенного согласно семантической формуле. При линейной развертке смысл компонент удерживается в их последовательности: рацио-эмоцио-интуицио).

Можно предполагать, что такой архетип обусловлен триединой природой человека, созданного по образу и подобию Творца. Святая Троица, нераздельная, неслиянная, единосущная, является совершенным примером объединения различий. Аналогичные целостные структуры можно обнаружить в основополагающих открытиях науки, в гениальных произведениях искусства, во всех жизнеспособных религиях мира.

Абсолютизация или утрата любой из компонент системной триады нарушает её целостность. Но, вместе с тем, каждая ипостась способна являть целое. Так в истине мы видим добро и красоту, в любви обретаем надежду и веру, в правде находим радость и пользу. Разностороннее исследование системных триад[37] показывает, что они действительно обладают теми указанными выше свойствами, которые требуются для осуществления функции синтеза.

Одним из важнейших свойств является принцип неопределённости-дополнительности-совместности, согласно которому каждая пара системной триады находится в соотношении дополнительности, а третий элемент задаёт меру совмещения. Так взаимодействуют, например, количественные характеристики точности, локальности и простоты в асимптотической математике[37]. Такая же закономерность наблюдается в древней триаде закон-народ-власть, где противоречия между законом и народом разрешаются через власть, между народом и властью — через закон, между властью и законом — через народ.

Мягкость тринитарной структуры необходима для осуществления единства целого при свободе частей, для компромисса между тенденциями к взаимозависимости и суверенности частей современного мира. В жесткой структуре единение ведёт к тоталитаризму.

Антагонизм бинарного мышления угрожает человечеству самоубийством. Витальный инстинкт вынуждает общественное сознание принимать тринитарную парадигму. К счастью, её становление происходит не на пустом месте. Библиография тринитарной литературы, вышедшая пока в двух томах[38], содержит около 6 тысяч названий и рефератов работ, посвящённых триадическим структурам. Издатель и рецензенты[39] отмечают, что тринитарный принцип открывает осмысленный и плодотворный путь разрешения дуальных противоречий, на котором становится возможным объединение плюрализма Запада и монизма Востока. Движение по этому пути отражено в 10 томах «Записок по триадике и онтодинамике»[40].

Взглянем теперь на проблему места России в смысловой структуре мира с позиций тринитарного синтеза. В русской культуре сущность триединства наиболее ярко воплотил В.С.Соловьёв, соединивший в себе достоинство гражданина, дар поэта, мудрость философа. Вся его философия проникнута духом Божественной Троицы. В славянском мире он видел «третью силу», которая призвана органически связать мир бесчеловечного бога и мир безбожного человека ([8], с. 100), единство без свободы и свободу без единства ([26], с. 59).

Признавая за Востоком доминанту «интуицио», за Западом — «рацио», меру их совмещения, очевидно, следует искать в аспекте «эмоцио». Не эту ли роль играет Россия в поддержании целостности триады:

Восток
Запад      Россия

Оглядываясь на классические триады:

Дух Добро Вера
Тело      Душа Истина      Красота Надежда      Любовь

видим, что специфика России тогда должна быть там, где душа, красота, любовь. Но ведь именно эти понятия всегда ассоциировались с российским менталитетом.

У В.Шубарта[26] читаем: «Проблема Востока и Запада — это, прежде всего, вопрос души (с. 23)... Только исходя из души, можно превозмочь силы раздробления (с. 121)... Русская душа наиболее всех склонна к жертвенному состоянию, отдающего себя самозабвению. Она стремится к всеобъемлющей целостности и к живому воплощению мысли о всечеловечестве (с. 23)... Россия есть Родина души (с. 78)». И в нынешней России, как пишет современный автор, «каждое движение человеческой души ценнее, чем любое цивилизованное завоевание» ([41], с. 124).

«Путь к свободе ведёт только через красоту», — утверждал ещё Ф.Шиллер (см.[8], с. 293). П.Я.Чаадаев говорил о том, что красота нам нужна для того, чтобы мы поняли Бога. «Красота была частью его общей концепции, которая соединяла науку, религию, искусство»[42]. Слова «Красота спасёт мир» произнёс В.С.Соловьёв, говоря о Ф.М.Достоевском. Рерихи акцентируют внимание на «осознании красоты» ([43], с. 20).

«Мир спасёт не красота сама по себе и тем более не сила, а любовь. Любовь как космическое чувство, — пишет А.В.Гулыга. — Для Достоевского (и других носителей русской идеи) мир спасается любовью, открывающей истину, творящей добро, формирующей красоту» ([8], с. 297). «Соборность — это общение в любви», — кратко определил Н.А.Бердяев (см.[25], с. 116). А И.А.Ильин писал: «Русская идея есть идея сердца. Идея созерцающего сердца... Она утверждает, что главное в жизни есть любовь, и что именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа» (см.[8], с. 236).

Вспоминая широко известные слова Ф.Тютчева «Умом Россию не понять....В Россию можно только верить», хочется теперь сказать, что прежде нужно Россию полюбить. «Нужно полюбить душу России и интимно узнать её, чтобы виден был русский сверхнационализм и русское бескорыстие», — писал Н.А.Бердяев ([2], с. 141).

В России всегда «сердце преобладало над умом и над волей» ([2], с. 84). «Русский человек не очень ищет истины, он ищет правды... ищет спасения» ([2], с. 83; см. также[28], с. 348). Ведь и «евразийство есть, прежде всего, направление эмоциональное» ([6], с. 292), «Русский дух выражает себя в стремлении к чему-то высшему, чем право и государство», — писал П.И.Новгородцев в 1922 году ([44], с. 368), заявляя, что в России нет и не может быть работ, подобных «Духу законов» Монтескье и «Общественному договору» Руссо. В упомянутой выше триаде закон-народ-власть при обсуждении идеи соборности на месте «закона» появляется «дух» ([45], с. 145).

С.Н.Булгаков пришёл к выводу, что философия русской идеи неизбежно смыкается с православием ([8],с. 192). Об этом же пишет С.С.Хоружий[46]. Согласно П.И.Новгородцеву[44], в католицизме преобладает юридическое понимание христианства, в протестантизме — этическое, в православии — принцип любви во Христе. В этой триаде России тоже достаётся роль «эмоцио». Да и само христианство занимает ту же позицию в триаде опорных религий мира ислам-христианство-буддизм.

Различая гносеологию, аксиологию и онтологию, можно обратить внимание на аксиологический акцент русской философии (Г.Шпет, М.Бахтин, А.Лосев). Для неё характерно не стремление к созданию завершённых систем, а нравственные искания и литературный стиль[47]. Душу России сильнее всего выразили как раз писатели. В пьесе А.П.Чехова «Три сестры» звучит триада долг-тоска-вера. Целостное представление о творчестве Л.Н.Толстого создаётся, если объединить «Войну и мир», «Анну Каренину», «Воскресение». Лучший путь к постижению Ф.М.Достоевского — через триаду братьев Карамазовых Иван-Дмитрий-Алексей, причём показательно, что старец Зосима опустился на колени именно перед Дмитрием.

Из французской триады равенство-братство-свобода русскому человеку ближе всего чувство братства ([26], с. 75-80), тесно связанное с идеей соборности и мессианства. «Русский мессианизм, — пишет Н.А.Бердяев, — не может быть претензией и самоутверждением, он может быть лишь жертвенным горением духа, лишь великим духовным порывом к новой жизни для всего мира» ([2], с. 109). Такая роль включает и смирение перед жертвенностью [48].

  • [1] Киплинг Р. Рассказы. Стихотворения. Л., 1989, с. 368
  • [2] Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990, с. 240
  • [3] Гулыга А.В. О будущем России. // Россия и современный мир. 1995, № 4, с. 56-59
  • [4] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб, 1995, с. 513
  • [5] Чаадаев П.Я. Философские письма. // Соч. М., 1989, с. 655
  • [6] Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн, М., 1993, с. 368
  • [7] Федотова В.Г. Судьба России в зеркале методологии. // Вопросы философии, 1995, № 12, с. 21-34.
  • [8] Гулыга А.В. Русская идея и её творцы. М., 1995, с. 310
  • [9] Григорьева Т.П. Дао и логос (встреча культур). М., 1992, с. 424
  • [10] Свободное слово. Интеллектуальная хроника десятилетия: 1985-1995. М., 1996, с. 528
  • [11] Взаимодействие культур Востока и Запада. М., 1987, № 12, с. 83-118
  • [12] Не указан.
  • [13] Панарин А. Евразийский проект в глобальном миросистемном контексте. // Российский обозреватель. 1995, № 1, с. 110-116
  • [14] Ахиезер А.С. Россия - специфическая цивилизация. // Россия и Запад: диалог культур. Тверь, 1994, с. 22-24
  • [15] Ахиезер А.С. Самобытность России как научная проблема. // Отечественная история, 1994, № 4-5, с. 3-45
  • [16] Соболев Г.Л. В поисках новой теории истории. // Гуманитарий, 1995, № 1, с. 96-106
  • [17] Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992, с. 270
  • [18] Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М., 1994, с. 378
  • [19] Свасьян К.А. Философия культуры. // Современная западная философия. Словарь. М., 1991, с. 414
  • [20] Роллан Р. Жизнь Рамакришны. Жизнь Вивекананды. Л., 1991, с. 320
  • [21] Восток - Запад. Исследования. Переводы. Публикации. М., 1982, с. 293
  • [22] Любимов Б. Русские пути и русские идеи. // Русская мысль. № 4145, 17-23.10.1996. Париж.
  • [23] Аринин А.Н., Михеев В.М. Самобытные идеи Н.Я.Данилевского. М., 1996, с. 480
  • [24] Шапошников Л.Е. Философия соборности. Очерки русского самосознания. СПб, 1996, с. 200
  • [25] Сагатовский В.Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь? СПб, 1994, с. 218
  • [26] Шубарт В. Европа и душа Востока, Франкфурт-на-Майне, 1947, с. 125
  • [27] Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии. СПб, 1994, с. 448
  • [28] О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. с. 528
  • [29] Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Мифы российского сознания и пути достижения общественного согласия. СПб, 1995, с. 86
  • [30] Люкс Л. Россия между Западом и Востоком. М,. 1993, с. 159
  • [31] Тойнби А.Дж. Постижение истории. М., 1991, с. 736
  • [32] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис, 1994, № 1, с. 33-57
  • [33] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и Россия. // Российский обозреватель, 1995, № 1, с. 148
  • [34] Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ. // Вопросы философии, 1995, № 1, 3-30
  • [35] Сикевич З.В. Русские: «образ» народа. СПб, 1996, с. 152
  • [36] Семёнов В.Е. Современные российские менталитеты: духовно-культурные реалии и перспективы. // Народы СНГ накануне 3-го тысячелетия: реалии и перспективы. СПб, 1996, т.1, с. 50-52
  • [37] Баранцев Р.Г. Дефиниция асимптотики и системные триады. // Асимптотические методы в теории систем. Иркутск, 1980, с. 70-81;
  • Политомические модели системного подхода. // Моделирование и прогнозирование в биоэкологии. Рига, 1982. с. 42-58;
  • Системная триада дефиниции. // Международный форум по информации и документации. 1982, т.7., № 1, с. 9-13;
  • Системные триады и классификация. // Теория и методология биологических классификаций. М., 1983, с. 81-89;
  • Принцип неопределённости в асимптотической математике. // Методы возмущений в механике. Иркутск, 1984, с. 107-113;
  • Время, динамика, синтез. // Темпоральные аспекты моделирования и прогнозирования в экологии. Рига, 1986, с. 67-84;
  • О триединстве нового мышления. // Диалектика социального познания и управления. Улан-Удэ, 1988, с. 78-80;
  • Системная триада — структурная ячейка синтеза. // Системные исследования. Ежегодник 1988. М., 1989, с. 193-209;
  • Системно-триадный путь к синтезу. // Проблемы формирования стратегии природопользования. Владивосток. 1991, с. 16-23;
  • От полноты — к целостности. // Проблемы цивилизации. СПб, 1992, с. 5-11;
  • Тринитарная целостность знания. // Гносеологические аспекты соотношения науки и богословия. СПб, 1993. с. 14-16;
  • Экология человека на пути от биосферы к ноосфере. // Экология человека. Архангельск, 1984. № I, с.15-20;
  • Динамика как путь к синтезу. // Семиодинамика. Труды семинара. СПб, 1994, с. 13-21;
  • Целостность против полноты. // Русская философия и современный мир. СПб. 1995. с. 29-31;
  • Открытость тринитарной методологии. // Московский синергетический форум. 1996, М., с. 35-36;
  • Тринитарность в нооэкологии. // Проблемы ноосферы и устойчивого развития. СПб, 1996, с. 4-6;
  • Тринитарный смысл культуры. // Культура XXI века: человек, общество, космос. Владивосток, 1996. с. 64-66
  • [38] Bibliotheca Trinitariorum, International Bibliography of Trinitarian Literature. Ed. By E.Schadel. Paris e.a. 1984, v.1, р. 642; 1988, v.2, р. 584
  • [39] Баранцев Р.Г., Хованов Н.В. Тринитарная библиотека. Международная библиография тринитарной литературы. — Рецензия. // Философские науки, 1990, № 4, с. 141-143
  • [40] Schriften zur Triadik und Ontodynamic. Herausgegeben von H.Beck und E.Schadel. Bande 1-10 (1988-1996). Frankfurt am Main, 54 S.
  • [41] Иванов В.В. Чаадаев — наш современник. // Лит. газета 31.07.1996.
  • [42] Большаков В.Н. Ценность времени и проблемы диалога культур в нынешней России. // Народы СНГ накануне 3-го тысячелетия: реалии и перспективы. СПб, 1996, т.1. с. 123-125
  • [43] Община. Рига, 1991, с. 219
  • [44] Новгородцев П.И. Сочинения. М., 1995, с. 443
  • [45] Казин А.Л. Идея соборности в русской социальной философии. // Общество и человек: пути самоопределения. СПб, 1994, с. 142-147
  • [46] Хоружий С.С. Философский процесс в России как встреча философии и православия. // Вопросы философии. 1991, № 5, с. 26-57
  • [47] Безносов В.Г. О специфике нравственной философии в России. // Общество и человек: пути самоопределения. СПб. 1994, с. 133-142
  • [48] Линник Ю.В. Жертва России. Петрозаводск, 1992, с. 35
  • [49] Померанц Г.С. Диалог и молчание. // Человек. 1996. № 3, с. 60-63
  • [50] Клайн Дж. Л. Гегель и Соловьёв. // Вопросы философии, 1996, № 10, с. 84-93
  • [51] Самохвалова В.И. Человек и спасение мира: (Русский космизм, синергизм, синергетика). // Русская культура и мир. Н.Новгород, 1993, с. 67-69
  • [52] Дуденков В.Н. Русская идея и космизм. // Вече. Альманах русской философии и культуры, 1996, № 6, с. 197-208
  • [53] Философия русского космизма. М., 1996, с. 374
  • [54] Гачев Г. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. М., 1995, с. 480
  • [55] Князева Е.Н. Международный Московский синергетический форум (некоторые итоги и перспективы). // Вопросы философии, 1996, № 11, с. 148-152
  • [56] Малинецкий Г. Г. За точкой бифуркации. // Россия и современный мир, 1995, № 4, с. 70-74
  • [57] Миронов Ю.Н. Этический синкретизм. Брянск, 1994, с. 91
  • [58] Маляска П. Триединая гармония и преобразование общества. // Идеи Н.Кондратьева и динамика общества на рубеже 3-го тысячелетия. М., 1995, с. 28-44
  • [59] Солженицын А.И. «Русский вопрос» к концу XX века. // Публицистика. Ярославль, 1995. т.1, с. 616-702
  • [60] Солженицын А.И. К нынешнему состоянию России. // Санкт-Петербургский университет, 1997, № 1, с. 8-11
  • [61] Сикевич З.В. Национальный характер русских. // Вестник СПбГУ, 1995, серия 6, вып.4, с. 58-64.
  • [62] Культура XXI века: человек, общество, космос. Материалы 1-й конференции. Владивосток, 1996, с. 160
  • [63] Налимов В.В. Критика исторической эпохи: неизбежность смены культуры в XXI веке. // Вопросы философии, 1996, № 11, с. 65-74
  • [64] Налимов В.В. На грани третьего тысячелетия. М., 1994, с. 74
  • [65] Битов А.Г. Дни человека. М., 1976, с. 352
  • [66] Тафинцев А.И. Неявное в явном: взаимосвязь любви, свободы, смысла и её проявление в русской духовной культуре. // Русская культура и мир. Н.Новгород, 1993, с. 19-21
  • [67] Уваров М.С. Бинарный архетип. СПб. 1996, с. 214
  • [68] Beck H. World peace as dynamic unity of cultural contrarieties. The onto-hermeneutic basis for an understanding of the structure of the culture of mankind as a perspective for a «dialectic- triadi» conception of reality. // Creative Peace Through Encounter of World Cultures. Delhi, 1996, р. 19-65
  • [69] Леонтьев К.Н. Византизм и славянство. М., 1992.
 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru