Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Лазарев В.Н.
Великий художник
Рерих С.Н.
Мона Лиза
Шапошникова Л.В.
Тернистый путь красоты
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Баранцев Рэм Георгиевич
Доктор физико-математических наук, профессор, член Исполнительного комитета Международной Лиги защиты Культуры

Находится ли Россия между Востоком и Западом?

III. Тринитарный взгляд

Системные триады, сложившиеся в истории человечества, такие как истина-красота-добро, ум-чувство-воля, тело-душа-дух, объединяют в себе рациональное понятие, эмоциональный образ и интуитивный символ.

Семантическая формула включает три аспекта:

интуицио
рацио      эмоцио

аналитический (рацио), качественный (эмоцио) и субстанциальный (интуицио) (Линейная запись искажает семантическую структуру системной триады. Чтобы сохранить потенциальное равноправие и смысловую ориентацию аспектов, следует мыслить их вершинами равностороннего треугольника, расположенного согласно семантической формуле. При линейной развертке смысл компонент удерживается в их последовательности: рацио-эмоцио-интуицио).

Можно предполагать, что такой архетип обусловлен триединой природой человека, созданного по образу и подобию Творца. Святая Троица, нераздельная, неслиянная, единосущная, является совершенным примером объединения различий. Аналогичные целостные структуры можно обнаружить в основополагающих открытиях науки, в гениальных произведениях искусства, во всех жизнеспособных религиях мира.

Абсолютизация или утрата любой из компонент системной триады нарушает её целостность. Но, вместе с тем, каждая ипостась способна являть целое. Так в истине мы видим добро и красоту, в любви обретаем надежду и веру, в правде находим радость и пользу. Разностороннее исследование системных триад[37] показывает, что они действительно обладают теми указанными выше свойствами, которые требуются для осуществления функции синтеза.

Одним из важнейших свойств является принцип неопределённости-дополнительности-совместности, согласно которому каждая пара системной триады находится в соотношении дополнительности, а третий элемент задаёт меру совмещения. Так взаимодействуют, например, количественные характеристики точности, локальности и простоты в асимптотической математике[37]. Такая же закономерность наблюдается в древней триаде закон-народ-власть, где противоречия между законом и народом разрешаются через власть, между народом и властью — через закон, между властью и законом — через народ.

Мягкость тринитарной структуры необходима для осуществления единства целого при свободе частей, для компромисса между тенденциями к взаимозависимости и суверенности частей современного мира. В жесткой структуре единение ведёт к тоталитаризму.

Антагонизм бинарного мышления угрожает человечеству самоубийством. Витальный инстинкт вынуждает общественное сознание принимать тринитарную парадигму. К счастью, её становление происходит не на пустом месте. Библиография тринитарной литературы, вышедшая пока в двух томах[38], содержит около 6 тысяч названий и рефератов работ, посвящённых триадическим структурам. Издатель и рецензенты[39] отмечают, что тринитарный принцип открывает осмысленный и плодотворный путь разрешения дуальных противоречий, на котором становится возможным объединение плюрализма Запада и монизма Востока. Движение по этому пути отражено в 10 томах «Записок по триадике и онтодинамике»[40].

Взглянем теперь на проблему места России в смысловой структуре мира с позиций тринитарного синтеза. В русской культуре сущность триединства наиболее ярко воплотил В.С.Соловьёв, соединивший в себе достоинство гражданина, дар поэта, мудрость философа. Вся его философия проникнута духом Божественной Троицы. В славянском мире он видел «третью силу», которая призвана органически связать мир бесчеловечного бога и мир безбожного человека ([8], с. 100), единство без свободы и свободу без единства ([26], с. 59).

Признавая за Востоком доминанту «интуицио», за Западом — «рацио», меру их совмещения, очевидно, следует искать в аспекте «эмоцио». Не эту ли роль играет Россия в поддержании целостности триады:

Восток
Запад      Россия

Оглядываясь на классические триады:

Дух Добро Вера
Тело      Душа Истина      Красота Надежда      Любовь

видим, что специфика России тогда должна быть там, где душа, красота, любовь. Но ведь именно эти понятия всегда ассоциировались с российским менталитетом.

У В.Шубарта[26] читаем: «Проблема Востока и Запада — это, прежде всего, вопрос души (с. 23)... Только исходя из души, можно превозмочь силы раздробления (с. 121)... Русская душа наиболее всех склонна к жертвенному состоянию, отдающего себя самозабвению. Она стремится к всеобъемлющей целостности и к живому воплощению мысли о всечеловечестве (с. 23)... Россия есть Родина души (с. 78)». И в нынешней России, как пишет современный автор, «каждое движение человеческой души ценнее, чем любое цивилизованное завоевание» ([41], с. 124).

«Путь к свободе ведёт только через красоту», — утверждал ещё Ф.Шиллер (см.[8], с. 293). П.Я.Чаадаев говорил о том, что красота нам нужна для того, чтобы мы поняли Бога. «Красота была частью его общей концепции, которая соединяла науку, религию, искусство»[42]. Слова «Красота спасёт мир» произнёс В.С.Соловьёв, говоря о Ф.М.Достоевском. Рерихи акцентируют внимание на «осознании красоты» ([43], с. 20).

«Мир спасёт не красота сама по себе и тем более не сила, а любовь. Любовь как космическое чувство, — пишет А.В.Гулыга. — Для Достоевского (и других носителей русской идеи) мир спасается любовью, открывающей истину, творящей добро, формирующей красоту» ([8], с. 297). «Соборность — это общение в любви», — кратко определил Н.А.Бердяев (см.[25], с. 116). А И.А.Ильин писал: «Русская идея есть идея сердца. Идея созерцающего сердца... Она утверждает, что главное в жизни есть любовь, и что именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа» (см.[8], с. 236).

Вспоминая широко известные слова Ф.Тютчева «Умом Россию не понять....В Россию можно только верить», хочется теперь сказать, что прежде нужно Россию полюбить. «Нужно полюбить душу России и интимно узнать её, чтобы виден был русский сверхнационализм и русское бескорыстие», — писал Н.А.Бердяев ([2], с. 141).

В России всегда «сердце преобладало над умом и над волей» ([2], с. 84). «Русский человек не очень ищет истины, он ищет правды... ищет спасения» ([2], с. 83; см. также[28], с. 348). Ведь и «евразийство есть, прежде всего, направление эмоциональное» ([6], с. 292), «Русский дух выражает себя в стремлении к чему-то высшему, чем право и государство», — писал П.И.Новгородцев в 1922 году ([44], с. 368), заявляя, что в России нет и не может быть работ, подобных «Духу законов» Монтескье и «Общественному договору» Руссо. В упомянутой выше триаде закон-народ-власть при обсуждении идеи соборности на месте «закона» появляется «дух» ([45], с. 145).

С.Н.Булгаков пришёл к выводу, что философия русской идеи неизбежно смыкается с православием ([8],с. 192). Об этом же пишет С.С.Хоружий[46]. Согласно П.И.Новгородцеву[44], в католицизме преобладает юридическое понимание христианства, в протестантизме — этическое, в православии — принцип любви во Христе. В этой триаде России тоже достаётся роль «эмоцио». Да и само христианство занимает ту же позицию в триаде опорных религий мира ислам-христианство-буддизм.

Различая гносеологию, аксиологию и онтологию, можно обратить внимание на аксиологический акцент русской философии (Г.Шпет, М.Бахтин, А.Лосев). Для неё характерно не стремление к созданию завершённых систем, а нравственные искания и литературный стиль[47]. Душу России сильнее всего выразили как раз писатели. В пьесе А.П.Чехова «Три сестры» звучит триада долг-тоска-вера. Целостное представление о творчестве Л.Н.Толстого создаётся, если объединить «Войну и мир», «Анну Каренину», «Воскресение». Лучший путь к постижению Ф.М.Достоевского — через триаду братьев Карамазовых Иван-Дмитрий-Алексей, причём показательно, что старец Зосима опустился на колени именно перед Дмитрием.

Из французской триады равенство-братство-свобода русскому человеку ближе всего чувство братства ([26], с. 75-80), тесно связанное с идеей соборности и мессианства. «Русский мессианизм, — пишет Н.А.Бердяев, — не может быть претензией и самоутверждением, он может быть лишь жертвенным горением духа, лишь великим духовным порывом к новой жизни для всего мира» ([2], с. 109). Такая роль включает и смирение перед жертвенностью [48].

  • [1] Киплинг Р. Рассказы. Стихотворения. Л., 1989, с. 368
  • [2] Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990, с. 240
  • [3] Гулыга А.В. О будущем России. // Россия и современный мир. 1995, № 4, с. 56-59
  • [4] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. СПб, 1995, с. 513
  • [5] Чаадаев П.Я. Философские письма. // Соч. М., 1989, с. 655
  • [6] Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн, М., 1993, с. 368
  • [7] Федотова В.Г. Судьба России в зеркале методологии. // Вопросы философии, 1995, № 12, с. 21-34.
  • [8] Гулыга А.В. Русская идея и её творцы. М., 1995, с. 310
  • [9] Григорьева Т.П. Дао и логос (встреча культур). М., 1992, с. 424
  • [10] Свободное слово. Интеллектуальная хроника десятилетия: 1985-1995. М., 1996, с. 528
  • [11] Взаимодействие культур Востока и Запада. М., 1987, № 12, с. 83-118
  • [12] Не указан.
  • [13] Панарин А. Евразийский проект в глобальном миросистемном контексте. // Российский обозреватель. 1995, № 1, с. 110-116
  • [14] Ахиезер А.С. Россия - специфическая цивилизация. // Россия и Запад: диалог культур. Тверь, 1994, с. 22-24
  • [15] Ахиезер А.С. Самобытность России как научная проблема. // Отечественная история, 1994, № 4-5, с. 3-45
  • [16] Соболев Г.Л. В поисках новой теории истории. // Гуманитарий, 1995, № 1, с. 96-106
  • [17] Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992, с. 270
  • [18] Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М., 1994, с. 378
  • [19] Свасьян К.А. Философия культуры. // Современная западная философия. Словарь. М., 1991, с. 414
  • [20] Роллан Р. Жизнь Рамакришны. Жизнь Вивекананды. Л., 1991, с. 320
  • [21] Восток - Запад. Исследования. Переводы. Публикации. М., 1982, с. 293
  • [22] Любимов Б. Русские пути и русские идеи. // Русская мысль. № 4145, 17-23.10.1996. Париж.
  • [23] Аринин А.Н., Михеев В.М. Самобытные идеи Н.Я.Данилевского. М., 1996, с. 480
  • [24] Шапошников Л.Е. Философия соборности. Очерки русского самосознания. СПб, 1996, с. 200
  • [25] Сагатовский В.Н. Русская идея: продолжим ли прерванный путь? СПб, 1994, с. 218
  • [26] Шубарт В. Европа и душа Востока, Франкфурт-на-Майне, 1947, с. 125
  • [27] Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии. СПб, 1994, с. 448
  • [28] О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. с. 528
  • [29] Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Мифы российского сознания и пути достижения общественного согласия. СПб, 1995, с. 86
  • [30] Люкс Л. Россия между Западом и Востоком. М,. 1993, с. 159
  • [31] Тойнби А.Дж. Постижение истории. М., 1991, с. 736
  • [32] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис, 1994, № 1, с. 33-57
  • [33] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и Россия. // Российский обозреватель, 1995, № 1, с. 148
  • [34] Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ. // Вопросы философии, 1995, № 1, 3-30
  • [35] Сикевич З.В. Русские: «образ» народа. СПб, 1996, с. 152
  • [36] Семёнов В.Е. Современные российские менталитеты: духовно-культурные реалии и перспективы. // Народы СНГ накануне 3-го тысячелетия: реалии и перспективы. СПб, 1996, т.1, с. 50-52
  • [37] Баранцев Р.Г. Дефиниция асимптотики и системные триады. // Асимптотические методы в теории систем. Иркутск, 1980, с. 70-81;
  • Политомические модели системного подхода. // Моделирование и прогнозирование в биоэкологии. Рига, 1982. с. 42-58;
  • Системная триада дефиниции. // Международный форум по информации и документации. 1982, т.7., № 1, с. 9-13;
  • Системные триады и классификация. // Теория и методология биологических классификаций. М., 1983, с. 81-89;
  • Принцип неопределённости в асимптотической математике. // Методы возмущений в механике. Иркутск, 1984, с. 107-113;
  • Время, динамика, синтез. // Темпоральные аспекты моделирования и прогнозирования в экологии. Рига, 1986, с. 67-84;
  • О триединстве нового мышления. // Диалектика социального познания и управления. Улан-Удэ, 1988, с. 78-80;
  • Системная триада — структурная ячейка синтеза. // Системные исследования. Ежегодник 1988. М., 1989, с. 193-209;
  • Системно-триадный путь к синтезу. // Проблемы формирования стратегии природопользования. Владивосток. 1991, с. 16-23;
  • От полноты — к целостности. // Проблемы цивилизации. СПб, 1992, с. 5-11;
  • Тринитарная целостность знания. // Гносеологические аспекты соотношения науки и богословия. СПб, 1993. с. 14-16;
  • Экология человека на пути от биосферы к ноосфере. // Экология человека. Архангельск, 1984. № I, с.15-20;
  • Динамика как путь к синтезу. // Семиодинамика. Труды семинара. СПб, 1994, с. 13-21;
  • Целостность против полноты. // Русская философия и современный мир. СПб. 1995. с. 29-31;
  • Открытость тринитарной методологии. // Московский синергетический форум. 1996, М., с. 35-36;
  • Тринитарность в нооэкологии. // Проблемы ноосферы и устойчивого развития. СПб, 1996, с. 4-6;
  • Тринитарный смысл культуры. // Культура XXI века: человек, общество, космос. Владивосток, 1996. с. 64-66
  • [38] Bibliotheca Trinitariorum, International Bibliography of Trinitarian Literature. Ed. By E.Schadel. Paris e.a. 1984, v.1, р. 642; 1988, v.2, р. 584
  • [39] Баранцев Р.Г., Хованов Н.В. Тринитарная библиотека. Международная библиография тринитарной литературы. — Рецензия. // Философские науки, 1990, № 4, с. 141-143
  • [40] Schriften zur Triadik und Ontodynamic. Herausgegeben von H.Beck und E.Schadel. Bande 1-10 (1988-1996). Frankfurt am Main, 54 S.
  • [41] Иванов В.В. Чаадаев — наш современник. // Лит. газета 31.07.1996.
  • [42] Большаков В.Н. Ценность времени и проблемы диалога культур в нынешней России. // Народы СНГ накануне 3-го тысячелетия: реалии и перспективы. СПб, 1996, т.1. с. 123-125
  • [43] Община. Рига, 1991, с. 219
  • [44] Новгородцев П.И. Сочинения. М., 1995, с. 443
  • [45] Казин А.Л. Идея соборности в русской социальной философии. // Общество и человек: пути самоопределения. СПб, 1994, с. 142-147
  • [46] Хоружий С.С. Философский процесс в России как встреча философии и православия. // Вопросы философии. 1991, № 5, с. 26-57
  • [47] Безносов В.Г. О специфике нравственной философии в России. // Общество и человек: пути самоопределения. СПб. 1994, с. 133-142
  • [48] Линник Ю.В. Жертва России. Петрозаводск, 1992, с. 35
  • [49] Померанц Г.С. Диалог и молчание. // Человек. 1996. № 3, с. 60-63
  • [50] Клайн Дж. Л. Гегель и Соловьёв. // Вопросы философии, 1996, № 10, с. 84-93
  • [51] Самохвалова В.И. Человек и спасение мира: (Русский космизм, синергизм, синергетика). // Русская культура и мир. Н.Новгород, 1993, с. 67-69
  • [52] Дуденков В.Н. Русская идея и космизм. // Вече. Альманах русской философии и культуры, 1996, № 6, с. 197-208
  • [53] Философия русского космизма. М., 1996, с. 374
  • [54] Гачев Г. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. М., 1995, с. 480
  • [55] Князева Е.Н. Международный Московский синергетический форум (некоторые итоги и перспективы). // Вопросы философии, 1996, № 11, с. 148-152
  • [56] Малинецкий Г. Г. За точкой бифуркации. // Россия и современный мир, 1995, № 4, с. 70-74
  • [57] Миронов Ю.Н. Этический синкретизм. Брянск, 1994, с. 91
  • [58] Маляска П. Триединая гармония и преобразование общества. // Идеи Н.Кондратьева и динамика общества на рубеже 3-го тысячелетия. М., 1995, с. 28-44
  • [59] Солженицын А.И. «Русский вопрос» к концу XX века. // Публицистика. Ярославль, 1995. т.1, с. 616-702
  • [60] Солженицын А.И. К нынешнему состоянию России. // Санкт-Петербургский университет, 1997, № 1, с. 8-11
  • [61] Сикевич З.В. Национальный характер русских. // Вестник СПбГУ, 1995, серия 6, вып.4, с. 58-64.
  • [62] Культура XXI века: человек, общество, космос. Материалы 1-й конференции. Владивосток, 1996, с. 160
  • [63] Налимов В.В. Критика исторической эпохи: неизбежность смены культуры в XXI веке. // Вопросы философии, 1996, № 11, с. 65-74
  • [64] Налимов В.В. На грани третьего тысячелетия. М., 1994, с. 74
  • [65] Битов А.Г. Дни человека. М., 1976, с. 352
  • [66] Тафинцев А.И. Неявное в явном: взаимосвязь любви, свободы, смысла и её проявление в русской духовной культуре. // Русская культура и мир. Н.Новгород, 1993, с. 19-21
  • [67] Уваров М.С. Бинарный архетип. СПб. 1996, с. 214
  • [68] Beck H. World peace as dynamic unity of cultural contrarieties. The onto-hermeneutic basis for an understanding of the structure of the culture of mankind as a perspective for a «dialectic- triadi» conception of reality. // Creative Peace Through Encounter of World Cultures. Delhi, 1996, р. 19-65
  • [69] Леонтьев К.Н. Византизм и славянство. М., 1992.
 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru