Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Шапошникова Л.В.
Тернистый путь красоты
Рерих С.Н.
Мона Лиза
Вераксо Виктор Адамович

Восемь встреч с Учителем

На вопрос, почему тайны Сокровенной Науки не оглашаются, посвященные ламы отвечают: нет достаточно сильных людей сейчас, способных усвоить эту науку и принять во всей суровости отречения.

Мозговой же интерес неподготовленного профана может разбудить могучую сил у у ее обладателя и причинить неисчислимое зло всему человечеству. Остается только ждать, когда умы и сердца современников будут просвещены настолько, чтобы не применить обретенное во зло себе и другим.

"Характерно, что в районе Хатана местные власти не разрешили раскопки даже таким верным людям, как члены экспедиции, а в Карашарском оазисе сильные землетрясения засыпали пещерные храмы с хранившимися в них ценностями... Только некоторые из них могла посетить экспедиция", — пишет Ю.Н.

Вторая половина пути (обратная) в Индию была спланирована по очень трудному высокогорному маршруту, впервые осуществленному европейскими исследователями, через Гоби и Тибет.

Здесь, в горных гобийских массивах, там, где горные хребты вклиниваются в песчаные котлованы пустыни Гоби, у верховья реки Янцзы, после перевала через высоту Дангла (4993 м), экспедиция была задержана тибетскими властями. Все же в трудных условиях горной зимовки экспедиция собрала ценный материал о кочевниках хопка, говорящих на утерянном наречии древне-тибетского языка. В долине Нагчу (страна Великих Озер) экспедиция посетила шаманский монастырь.

С проникновением буддизма в Тибет возникла своя форма буддизма — ламаизм. И первым восприемником этого культа был языческий шаманизм (религия поклонения богам в образе животных или низшим духам). Экспедиция обнаружила в монастыре многотомное собрание писаний тибетского шаманизма, исследовала древние погребения, памятники культа, живописную орнаментику в "зверином стиле", образцы оружия.

"Работа экспедиции в этих мало изученных местностях, — отмечает Ю.Н., — обогатила новыми материалами".

Хотя в отчетах экспедиции нет подробностей о ритуалах добуддийского шаманизма, да едва ли можно широко публиковать их, думается, что живые корни этой архаической веры продолжают действовать и сейчас в пределах буддийского ламаистского культа красных колпаков.

Ю.Н., описывая религиозные танцы в монастырях красных шапок, отмечает увлечение символикой адских обличий и скелетов. "Конечно, весь этот ад создан для худших слаборазвитых душ", — заключает он. Тесное переплетение картин первобытного шаманизма с превратно понятыми положениями буддизма создали в некоторых монастырях, монастырских общинах обстановку легкого обращения с колдовской магией. Вольный стиль эгоистического воздействия создал секты монахов-колдунов, практикующих методы "астрального запугивания".

В долине Нагчу и в областях Великих Озер очевидно получено много ценного материала, но не опубликовано. В отчете лишь говорится о преодолении высочайшего перевала Сонгмобер Пи (7000 метров), да о разведке мегалитических пластов в этой неизученной стране.

Как результат экспедиции, указано в отчете, был организован Институт Гималайских Исследований (1929), директором которого стал 27-летний Ю.Н.

"Ни возраст, ни положение, ни слабое здоровье не могут препятствовать усвоению Учения".

При всяком состоянии здоровья, болезни, возраста — духовный носитель сознания умещается в любой оболочке, какими бы качествами она ни обладала.

Несоответствие сознания с телом всегда дисгармонично, отсюда постоянная угроза ослабления, болезни и смерти: отсюда уродливый маразм старческого слабоумия.

Что же теряет увидавший Свет Учения, кроме поношенных лохмотьев? А находит очень и очень многое. Но Обет Учения — это правда в мыслях и действиях, любовное сочувствие ко всему в жизни. Известные слова, не новые мысли. Но как далека от них жизнь наша. Десятилетия читал и думал я. Но не было книги о Духе, которой не видел или не прочитал, а знание не приходило. Я болел и выздоравливал; болел тяжело и легко. Радовался и страдал, но, к моему огорчению, сундук, в который аккуратно складывал узнанное из книг, не помогал мне жить. Наоборот, вселял мысль об идеальности, неосуществимости узнанного.

Эта дисгармоничность сознания с телом создала оригинальную теорию, которой даже не гордился: что болезнь — это естественно, даже необходимо, что злиться, быть резким в обращении, чувствовать свое превосходство — естественно. И, если позволит здоровье, дожив до старости, умереть слабоумным, как все.

Но мне только казалось, что моя жадность к "духовной литературе", которую читал без разбора, что попадало в руки, не дает результатов. Внутри какой-то хозяин распоряжался, укладывая все по полочкам, терпеливо ожидая, когда глуповатый философ-практик, носящий мое имя, откажется, наконец, от своего тупоумного бреда. Хозяин готовил мне сюрприз. И надо удивляться, как терпеливо Он принимал мое бесцельное чтение "духовных книг". Очевидно, Он знал, что пересилит глупого практика, очень упрямого и несдающегося.

Говорю друзьям: верьте в Хозяина и поменьше страшитесь этого. Может быть, ваши усилия раньше дадут плоды, может быть, позже, но всегда они осуществляются. Я уже стар, но преисполнен желания творить и создавать, чего мне недоставало в расцвете зрелости.

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru