Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Вераксо Виктор Адамович

Восемь встреч с Учителем

1950 год, 15 августа — толчки длились на протяжении 20 дней. Страшные разрушения в восточных Гималаях. Глубокие трещины, каменные обвалы засыпали глубокие ущелья, запрудили реки. В долине Брахмапутры забили гейзеры. На поверхность воды всплыли слои нефти и асфальта. Были затоплены тысячи деревень, много человеческих жертв.

Думаю, друзья с интересом и удовлетворением прочтут это весьма несовершенное, схематическое изложение и смогут нарисовать в воображении чудесную природу и замечательных людей этого края. Ведь Непал в глазах европейцев был "загадочной, неведомой страной чудес". Страной за семью замками. Государством отшельников. Родиной Богов. Гималаи человеческая фантазия населила сверхъестественными силами. Как только не называли Непал европейцы. Но и теперь, когда культурная революция охватила страну и открыт более свободный доступ для туристов, вышеизложенные характеристики остаются в силе. И сейчас европейцы хотят ставить рекорды — непременно побывать на всех вершинах гималайских. Штурмуют ледяные шапки великанов, дрожа от холода, падая в трещины, сваливаются с обрывистых ледяных стен, преодолевая снежные бури и огромные ледники. Много экспедиций альпинистов всех стран мира кончились трагически, унося сотни человеческих жизней. Задор не прекращается. Трудно сказать, что пережили немногие подымавшиеся до высот 8000 метров и созерцавшие величественные громады скал, хаосы колоссальных обломков льда, зияющие ледяные трещины и пещеры с огромными сосульками, похожими на пасти древних чудовищ. И что прибавилось бы в их настроении, если бы, преодолев еще несколько сотен метров, они достигли вершин?

Высокие Ламы изумляются такой страстности. Свободно выделяя астральное тело и посылая его на любую высоту, они о вершинах знают больше, нежели альпинисты, терпящие много мук и лишений в физических телах. Слишком грубы, примитивны такие пути раскрытия тайн Гималаев.

Они достойны подвигов близоруких фантазеров. Их более хитрые собратья по ремеслу думают, что путем научного лицемерия и подкупа, а подчас грабежа и угроз оружием, им удастся раскрыть чудеса загадочной страны за семью замками и там нажить себе известность и, конечно, деньги, среди европейских любителей сверхъестественного и таинственного. Но они ошиблись в расчетах, двигаясь не в том направлении.

Ключи к тайнам надежно охраняются их духовной слепотой и материалистическим скептицизмом. Поэтому, получив доступ ко многому, они, глядя — не видят, осязая — не чувствуют. Тем важнее интерес широкого круга советских специалистов-востоковедов к лекции профессора-непальца, затронувшего вопросы большого общественно-политического, этнического и философского значения.

Лекция читалась на английском языке, который не был понятен для большинства. Приглашенный переводчик, недостаточно ориентированный в специальных вопросах, путано и примитивно старался передать буквальный смысл каждой фразы, останавливая лектора, чтобы не забыть услышанного.

Через несколько минут аудитория буквально взбунтовалась, неудовлетворенная качеством перевода. Было ясно, что присутствующие уловили ценность излагаемого и слабое знакомство с вопросами переводчика. Среди слушателей раздаются голоса просить Ю.Н., изъездившего Непал и знатока буддийской философии, заменить переводчика. Ю.Н. со свойственной ему деликатностью и скромностью отказывался. Раздаются хлопки, переходящие в аплодисменты — рассказывает мне один из присутствующих на лекции. Председатель просит Ю.Н. занять место в президиуме, предоставляя ему отдельную кафедру, с которой аудитория могла бы лучше слышать и видеть его. "Я наблюдал, — говорит мой собеседник, — с каким глубоким вниманием следил Ю.Н. за мыслями коллеги. С первых же шагов аудитория почувствовала, что для Юрия Николаевича не существует преград ни в понимании, ни в словесной передаче. С каждой минутой он вдохновлялся, жестикулировал и творчески излагал воспринятое. Через полчаса взоры слушателей были прикованы к фигуре, улыбке, естественным жестам Ю.Н. и чеканно литературному оформлению перевода. Казалось бы, что между обоими ораторами протянулась невидимая нить, связавшая их сущности".

Полтора часа лекции и около двух часов ответам на вопросы было посвящено в этот вечер. Порой все забывали о непальце и с напряженным вниманием слушали каждое слово, каждый оттенок речи — не переводившей, а вновь творившей, улучшая качество оригинала. "Когда я переносил взор на профессора - пандита, говорит мой собеседник, я видел строгую, вытянутую в струну, спокойную, глубоко разумную, глубоко проникающую в сущность личность. Только живые, улыбающиеся глаза выдавали тайну, скрытую в глубинах его замечательного мозга. Эта тайна раскрывалась нам через фейерверк родной нам русской речи, льющейся из уст поэта, влюбленного в природу, в мудрых своей простотой людей Непала.

Я убежден, что в этот вечер все мы почувствовали, что здесь рядом с нами живет и работает человек, раскрывший много замков этой загадочной, неведомой страны чудес. Когда он передавал мысли лектора о том, как благоговейно чтут непальцы образ Великого Будды, многие из нас почувствовали, что наш переводчик знает о родине Богов неизмеримо больше, чем передает его скупая, насыщенная огнем речь.

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru