Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Лазарев В.Н.
Великий художник
Старовойтова О.
Она стоит подобно судьбе
Ясько Г.Ю.
Явление России
Сазанов А.А.
Москва

Осмысление и пропаганда естественно-научных представлений ХХ века как фактор развития культуры и духовности в обществе

Всю, самое по себе, составляют природу две вещи:
Это, во-первых, тела, во-вторых же, пустое пространство,
Где пребывают они и где двигаться могут различно...
Кроме того, привести ничего ты не мог бы такого,
Что и не тело и что к пустоте вместе с тем не причастно
И оказаться могло б какой-нибудь третьей природы...
Так что самой по себе средь вещей оказаться не может,
Вне пустоты и вне тел, какой-нибудь третьей природы,
Иль ощутимой когда-либо помощью нашего чувства,
Или такой, что она разуменью была бы доступна.
Ибо все то, что мы можем назвать, то окажется свойством
Этих обоих начал иль явлением...
«О природе вещей», книга I, 419—450

Принцип предельности не лишен логической глубины, ибо даже не зная диалектического закона перехода количества в качество, древние атомисты интуитивно правильно предугадали невозможность сохранения наиболее общих свойств тел в сколь угодно малых объемах пространства. Но не имея понятия об иных формах материи, кроме телесной, они могли противопоставить телам как отрицание и ограничение их только пустоту, допуская лишь для нее возможность бесконечной делимости (пустота и в бесконечно малом объеме останется пустой).

Когда сопоставляем фазы нарастания сознания с научными методами, мы вовсе не желаем иссушить прекрасные источники, наоборот, мы хотим создать прочные истоки энергии. Наука должна укрепить пути к высшему познаванию. Наступило время, когда древние символы знати должны претвориться в научные формулы. Не будем унижать такой процесс очищения мышления. Научимся находить союзников в самых неожиданных областях. Не враги, но сотрудники будут познаватели всех сил Природы.
Очевидность напомнит о глубинах действительности. Так вместо рассечения живого организма будем слагать объединение сознания. Пусть не называют Нас мечтателями, ибо любим точное знание, поскольку оно может быть точным.
Братство, §425

Ахилессовой пятой учения атомизма стало заложенное в нем представление об исчерпаемости материи. Ведь если в основе природы нет ничего кроме тел и пустоты, а делимость тел ограничена, то более глубокой сущности, чем мельчайшие неделимые тела (атомы) нечего и искать в материальном мире. Сконцентрировав в атомах предельную тайну бытия, атомистическое учение исключало возможность каких-либо иных форм материи, кроме телесной формы, вело к отождествлению материалистического мировоззрения с корпускулярной картиной мира. (Тело по латыни называется corpus, а маленькое тельце — corpusculum. Поэтому мир, представляемый в виде бесконечной системы тел-атомов, уместно назвать корпускулярным миром.)

Одна из причин особенной стойкости атомистического мировоззрения заключается в его логической замкнутости: атом по определению есть тело, а любое тело со всей совокупностью его свойств подлежит объяснению как структура, состоящая из атомов. Прочность того замкнутого круга обеспечивалась умозрительной убедительностью той веры, что атомы по своей природе являются самодостаточными объектами, т.е могут существовать безначально и бесконечно в качестве первопричины всех вещей и явлений, не нуждаясь в какой-либо причине для своего собственного бытия.

Нюансы атомистического учения интересны далеко не всем, но один логически безукоризненный вывод из него имеет важнейшее значение для каждого человека. Коль скоро «начало Вселенной — атомы и пустота», а третьего не дано, то причины всех явлений природы коренятся в движениях и взаимодействиях атомов. И поскольку психические явления не должны представлять исключения, остается признать, что они обусловлены сочетанием и взаимодействием атомов в живом организме и обречены на исчезновение вместе с разрушением последнего. После прекращения жизнедеятельности человеческого тела не в чем сохраняться сознанию и накопленным психическим способностям (знаниям, умениям, опыту, привычкам, устремлениям). В этом отрицании возможности бессмертия последовательные атомисты видели не столько потерю для людей, сколько благостное освобождение. Они справедливо указывали на то, что ложные верования побуждали совершать преступления против человеческого естества под видом угодных божеству деяний. Таковы, например, человеческие жертвоприношения древних, а в относительно близкое к нам время — изуверства скопцов. Лукреций Кар говорит:

... если б знали наверное люди,
Что существует конец их мытарствам, они хоть какой-то
Дать бы отпор суеверьям могли и угрозам пророков.
Ныне ж ни способов нет ни возможности с ними бороться,
Так как по смерти должны все вечной кары страшиться.
«О природе вещей», книга I, 107-111

После XVI века развитие астрономии, физики, химии стало в изобилии доставлять аргументы в пользу атомистического мировоззрения. Особенно сильную поддержку ему оказала классическая теория механики, хотя она не решала вопроса о пределе делимости тел и даже сама по себе не требовала с необходимостью их дискретной молекулярной структуры. Но механика изначально формировалась как наука о законах движения и взаимодействия именно тел, и ее впечатляющие успехи в объяснении широчайшего круга явлений земного и небесного мира создали мощную опору взгляду на тела как основу бытия. Еще более глубокое значение имело то обстоятельство, что классическая механика выработала и освятила своим авторитетом такие представления о необходимых свойствах материи и объективности ее пространственно-временных характеристик, которые в действительности оказались свойствами и характеристиками корпускулярного мира, т. е. телесного проявления материи.

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru