Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Лазарев В.Н.
Великий художник
Уранова Лидия Ивановна

Воспоминания о Б.Н.Абрамове

Выступление на собрании Рериховского кружка в г. Усть-Каменогорске
11 октября 1997 года
Борис Николаевич Абрамов
Борис Николаевич Абрамов

В дни моей молодости существовала международная организация – Христианский союз молодых людей, сокращённо ХСМЛ. Она представляла собой сеть учебных заведений в разных странах. Это были средние, высшие школы и колледжи. В то время я жила в Китае, в Харбине. Закончила гимназию, принадлежавшую этой организации, и поступила в колледж. Здесь я и познакомилась с Борисом Николаевичем Абрамовым, он работал в администрации этого колледжа. Помню, что у него был небольшой кабинет в здании, расположенном на Садовой улице, всегда заваленный книгами, различными учебными пособиями, и там всегда толпилась молодёжь, студенты колледжа. В то время я была моложе своих сверстников-соучеников, была очень застенчива и держалась в тени. На последнем курсе тот, кто был отличником и "шёл на медаль", должен был писать работу, нечто вроде диссертации. Списки с темами работ заранее вывешивались на стенде. Темой моей работы было "Четвёртое измерение". Это стало причиной того, что Борис Николаевич заинтересовался студенткой, избравшей такую тему, и вызвал меня на собеседование. Так состоялось наше личное знакомство. Мы начали разговор с темы. Как раз в это время у меня были сомнения, что я справлюсь с этой работой, так как мой руководитель – женщина-математик, обещавшая мне помочь, внезапно умерла. Борис Николаевич ободрил меня, посоветовал не менять тему и обещал мне помочь. Так мы стали встречаться и беседовать, он рассказывал мне о бесконечности пространства, об его наполненности, о силе мысли, об огне, о бесконечности Вселенной и о том, что наша жизнь после смерти продолжается в иных мирах, иных измерениях. Постепенно для меня начал открываться новый мир, многие вещи, о которых я смутно догадывалась, получили подтверждение и жизнь наполнилась новым смыслом и большой радостью от того, что в мою жизнь вошёл такой удивительный человек, который для большинства студентов был обычным администратором. Время шло, я написала свою работу, окончила колледж, поступила на работу, а встречи наши продолжались. В обеденный перерыв я приходила к нему в кабинет, и мы беседовали уже на разные духовные темы. Однажды сказала, что с детства считаю своим духовным покровителем Преподобного Сергия Радонежского, после чего Борис Николаевич дал мне читать книгу "Знамя Преподобного Сергия", которую вы все теперь знаете. Однажды летом Б.Н. сказал мне, что уезжает на месяц с женой на станцию, где у него была небольшая пасека, и что на это время он познакомит меня со своим молодым другом-художником, который поможет в моих занятиях живописью, так как в то время я много рисовала, а также даст мне книги Учения "Живой Этики". 24 июля 1944 года в кабинете у Бориса Николаевича я познакомилась с Н.А.Зубчинским. Они были знакомы уже давно по Ордену Розенкрейцеров, который существовал в то время в г.Харбине. Это был оккультно-духовный центр, в нём занималась и жена Б.Н. Нина Ивановна. В 1934 году в г. Харбин приехал Николай Константинович Рерих с сыном Юрием Николаевичем, он привёз с собой Учение "Живой Этики" и Указание Братства о прекращении деятельности Ордена. Отныне вся духовная работа должна была продолжаться в русле "Живой Этики". Николай Константинович поселился в доме на Садовой улице, через дорогу от дома, где жил Борис Николаевич. Произошла их встреча, и Борис Николаевич и Нина Ивановна стали учениками Николая Константиновича, получив его благословение и кольца – знак ученичества и особого доверия. Такое же кольцо получил и Хейдок Альфред Петрович, который в то время тоже жил в г. Харбине. Н.А.Зубчинский в то время был студентом экономического отделения университета, ему было только 20 лет и он был учеником Бориса Николаевича. Мне было в то время всего 9 лет.

Вернувшись осенью 1944 года с пасеки, Борис Николаевич дал согласие на наш брак с Никлоаем Александровичем Зубчинским, и теперь мы уже вместе продолжали встречаться с Б.Н., но иногда встречались и по отдельности, вплоть до того момента, когда 2 сентября 1945 года Н.А. был арестован и увезён в Россию. После отъезда Н.А. осталось несколько его учеников, это Н.Д.Спирина, Д.С.Шипов, А.Н.Качаунова, Л.Ф.Страва.

Через некоторое время Борис Николаевич объединил меня, ещё одну свою ученицу Ольгу Бузанову и Н.Д.Спирину в одну группу и занимался с нами долгие годы, вплоть до нашего отъезда в Россию, с остальными учениками он также иногда встречался. Кроме того, он посещал несколько "содружеств", которые организовал Николай Константинович во время своего пребывания в Харбине. Это были люди более старшего возраста, туда вошли и некоторые Розенкрейцеры, которые приняли Учение Живой Этики, а также люди, подошедшие к Учению за время пребывания Н.К. в Харбине.

Что за человек был Борис Николаевич? Он родился в России, 2 августа 1897 года в Нижнем Новгороде. Был он выше среднего роста, худощав, всегда подтянут. В молодости он был морским офицером, эта выправка всегда чувствовалась. Человек очень скромный, с несколько глуховатым голосом и удивительными серыми глазами, взгляд которых пронизывал вас насквозь, но когда он улыбался, то глаза становились настолько лучистыми, как будто вдруг выглянуло солнце. Прошла целая жизнь, но я как сегодня помню его глаза. Это был человек гигантской воли и выдержки. На протяжении всей своей жизни материально Б.Н. жил очень трудно. Человек исключительно одарённый, он многое умел: хорошо знал химию, рисовал, писал стихи, был очень музыкален, отлично знал английский язык. Но было такое время, что очень трудно было устроиться на работу и применить свои способности. Одно время он работал налоговым инспектором, преподавателем. После того, как закрылся колледж ХСМЛ, ему приходилось трудно. Одно время он работал в химической лаборатории университета и потом в химической лаборатории одной торговой фирмы "Чурин". Кроме того, у него была больная жена, и ему приходилось после работы ещё самому топить печку и готовить еду. Все трудности жизни он переносил стоически, с большим достоинством. К нему очень подходят слова из "Граней Агни Йоги", том XI, § 122: "Смирение перед неизбежностью страдания на пути восхождения духа является ничем иным, как пониманием, что другого пути нет, ибо Сам Сказал: "В мире будете иметь скорбь"... Телесные силы быть могут исчерпаны, но неисчерпаемы силы духа". И ещё там же, § 81 "Дать восходящему духу все блага земные и всё благополучие – значит пресечь его восхождение. Поэтому не щадит жизнь избранников своих. Потому каждый Носитель Света, или Дух, пламенно устремлённый к Свету, проходит через страдания. Но не завидуйте благополучникам, ибо печальна их участь". Все эти строки как нельзя лучше подходят к самому Борису Николаевичу и к тем трудностям, через которые он прошёл.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru