Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Рерих С.Н.
Мона Лиза
Ясько Г.Ю.
Явление России

Беседа с Людмилой Васильевной Шапошниковой

Однажды мы шли с ним через поселок лам монастыря Ташидинг. Неожиданно выскочил лама и упал ему в ноги. Я поинтересовалась у Рингу, почему лама это сделал. Рингу сказал, что лама его знакомый, с которым он встречался на буддологической конференции. Я удивилась, потому что много раз сама бывала на конференциях, но чтобы мне после этого в ноги падали, такого я не видела. Потом выяснилось, что он настоятель Тибетского монастыря. Во время тибетского мятежа он ушел в Индию, которая тогда предоставила убежище многим тибетцам. Это было в 1960-61 гг. Путешествие с ним мне очень много дало.

Общение происходило на английском языке?

Да, общались мы по-английски, т.к. я тибетского не знаю.

Рингу Тулку было всего двадцать восемь лет, но мне казалось, что он на много веков старше меня. Мы прошли с ним весь Сиккимский маршрут Рерихов, и наблюдая за ним, я вскоре поняла, что его этические подходы отличались от наших. Мы с ним как-то сделали долгий переход, устали к концу дня и были голодны. Наконец, нам на горном тракте попалась деревенская харчевня. Входим туда. Хозяин, здоровенный детина с агрессивным видом швыряет нам на стол по тарелке супа, похожего на помои. И только я раскрыла рот, чтобы высказать все, что думаю о хозяине и его супе, как увидела, что Рингу сидит и ест этот суп как изысканное королевское блюдо. Хозяин же быстро схватил наши тарелки и сказал, что сейчас принесет другой суп... Но если бы я была одна, то другого супа конечно же не было, потому что я бы не сдержалась. Рингу же не сказал, что «ты такой, ты сякой». Но своим поведением заставил хозяина как бы раскаяться и изменить свои намерения.

Вот еще один эпизод, который произошел в монастыре Ташидинг. Обычно, когда мы куда-то входили, Рингу пропускал меня вперед. На этот раз мы входили с ним к настоятелю монастыря. И когда, пройдя вперед, я вошла в покои настоятеля и оглянулась назад, то не обнаружила Рингу. Я поздоровалась с настоятелем и мы стали разговаривать. Через десять минут вошел Рингу. Я поняла, что нарушила этикет, потому что настоятель к настоятелю должен войти первым. Рингу не стал мне выговаривать, а опять-таки своим поведением показал, что я не права. И тогда я поняла, что соблюдение этических норм — это действие, а не слова. Мы же, как правило, все сводим к словам.

Теперь, когда я раздражаюсь или сержусь, — а избежать этого в нашей трудной жизни, к сожалению, не всегда удается, — я каждый раз себе говорю: «Помни Рингу! Сдержи обидные слова и поступи так, чтобы другой понял, что он не прав».

4. Возвращаясь к сегодняшним событиям, нельзя не сказать о прошедшем в марте 1995 года Совещании рериховских организаций. Оно выявило много интересного в работе рериховских обществ различных городов и регионов. Вместе с тем, в движении существует много различного рода непонимания и противоречий. В чем, на Ваш взгляд, основные причины таких разногласий?

Здесь очень много причин, причем причин самых разных уровней. Я пыталась об этом сказать на совещании в своем докладе. Во-первых — это невысокий уровень сознания, в основном средний и ниже среднего. Одно дело — интерес к знанию, к рериховскому наследию и т.д., и другое дело — уровень восприятия. Не хотелось бы сейчас говорить об этом, это целая большая проблема, она отображена в докладе. (Фрагмент выступления Л. В. Шапошниковой помещен в конце беседы. — Ред.)

Могу лишь сказать, что когда мы начинаем восхождение, то поднимаемся к вершине постепенно, проходя каждую ступень. Сегодня же многие стремятся перепрыгивать через ступени и терпят неудачу. Мы очень красиво говорим о единстве и общине, а сотрудничать не умеем. Только тогда, когда мы этому научимся, начнет что-то получаться. Сейчас каждый тянет в свою сторону и совершенно не думает о сотрудничестве. А сотрудничество — это необычайно широкое поле человеческой деятельности. Оно или его отсутствие начинается с того момента, когда мы начинаем говорить с человеком. Если мы стараемся его понять, значит мы на пути к сотрудничеству. Если стремимся навязать ему свою волю, свою позицию, не обращая внимания на собеседника, тогда речи ни о каком сотрудничестве быть не может. Мы должны научиться сотрудничать друг с другом. Рериховские Общества в целом также должны стремиться к этому.

Еще одна наша болезнь, болезнь «избранности». Некоторые, прочтя книги Живой Этики и не критически относясь к себе, «обнаруживают» в себе все мыслимые и немыслимые способности. И начинают учить. Это самое худшее, что можно придумать, когда невежественный человек объявляет себя Учителем. Ибо известно, что настоящий Учитель никогда не говорит, что он Учитель, что он избранный.

– «Говорящий не знает, знающий не говорит».

Вот именно.

5. Что же дало прошедшее совещание? Каковы его краткие итоги?

Пока в качестве итога — надежда. Надежда на то, что все, о чем говорилось, когда-нибудь превратится в действие. Слова о сотрудничестве станут сотрудничеством, слова о необходимости повышать свою культуру и вреде невежества превратятся в культурную качественную работу, рассуждения о вреде сектантских настроений выльются в усилия по расширению нашего сознания. Сейчас многие ограничивают себя только чтением книг Живой Этики, забывая, что эти книги есть результат развития мировой культуры. Поэтому, необходимо знать и основу, откуда все это появилось. Ведь Живая Этика концентрирует, систематизирует те достижения мировой культуры, которые дают нам возможность духовного совершенствования.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru