Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Лазарев В.Н.
Великий художник
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Ясько Г.Ю.
Явление России

Беседа с Людмилой Васильевной Шапошниковой

вице-президентом Международного Центра Рерихов, директором Музея им. Н.К.Рериха, ученым-индологом, лауреатом Международной премии Джавахарлала Неру
Людмила Васильевна Шапошникова
Людмила Васильевна Шапошникова

1. Людмила Васильевна, материалы Ваших статей, предисловий к книгам содержат много интересных наблюдений, философских обобщений, глубокий анализ современных общественно-политических процессов. Все, о чем говорится в этих материалах — это результат Ваших собственных размышлений или плод работы с архивными материалами семьи Рерихов, еще не известными нам?

Работа с архивом имела для меня достаточно ограниченный характер. Сюда в первую очередь можно отнести подготовку наследия к вывозу. У меня было всего три месяца, за которые необходимо было систематизировать имеющиеся материалы и подготовить их к отправке. Я должна была отделить письма от рукописей, документы от различного рода приглашений и т.д. Я не могла вникать в их суть, иначе бы я и до сих пор продолжала бы работать над наследием в Бангалоре.

В остальных случаях, мое соприкосновение с архивом включало работу по оценке материалов, собранных для книг «У порога Нового Мира» и «Листы Дневника».

Это, практически, весь мой опыт работы с архивом. Подготовка же статей, предисловий и других материалов есть плод чтения классических, основных книг Живой Этики, которые доступны всем, в том числе и мне. По крайней мере я могу их читать после работы. В остальное время я настолько загружена нелюбимой мной, но нужной, административной работой, что иной возможности для этого просто нет.

Сами же книги Живой Этики уникальны и удивительны. Каждый раз, когда я обращаюсь к ним, то нахожу там ранее не замеченные мною слои и глубины, которые вызывают во мне мысли, не приходившие мне в голову до этого момента. Этот процесс доставляет мне истинное творческое наслаждение, в результате чего и появляются те предисловия и статьи, которые я пишу. Но я все же надеюсь, что когда-нибудь наступит время, когда я смогу поработать серьезно в нашем архиве.

В связи с этим хотелось бы спросить о планах МЦР относительно публикации материалов, аналогичных книге «У порога Нового Мира».

Сейчас архивисты работают над дальнейшей подборкой бесед Учителя с Еленой Ивановной.

Когда-то мы разговаривали со Святославом Николаевичем Рерихом в Бангалоре об архиве Елены Ивановны. И он сказал, что ее архив может «напитать целую эпоху». Теперь, когда описание архива подходит к концу, я понимаю, как был прав Святослав Николаевич.

Имеются в виду книги Учения?

Имеются в виду материалы Учения. Ведь Елена Ивановна делала огромную работу, когда готовила их к изданию. Она успела сделать 14 книг. Если мы посмотрим некоторые ее записные книжки, то трудности станут нам ясны. Информация шла от Учителей к ней не только в словах, но и в мыслеобразах. Поэтому фразы чередуются с рисунками. Ей приходилось все это расшифровывать и делать доступным для других. Со временем все эти материалы будут опубликованы.

2. Из Ваших выступлений мы знаем, что Вы видели и держали в руках известный всем нам легендарный Камень. Могли бы Вы поделиться теми ощущениями, которые сопутствовали этому?

Я действительно видела и держала Камень в руках. Это произошло в Бангалоре во время работы с наследием. Когда берешь Камень, — ощущаешь покалывание в кончиках пальцев. То же самое я чувствовала в Троице-Сергиевой Лавре у Раки Св. Сергия. Сам же Камень небольшой, темноватый. Это осколок метеорита, и он помещается на ладони. Камень этот вовсе не сверкающий бриллиант или алмаз, как многие себе представляют. У него металлический оттенок, какой бывает на метеоритах. И если бы такой камень лежал на земле, его трудно было бы заметить. В последнее время Святослав Николаевич носил его на себе.

3. В свое время Вами была предпринята экспедиция по маршруту Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха. Могли бы Вы поделиться впечатлениями, которые наиболее сильно врезались в память?

Места, по которым шел путь экспедиции, удивительны и очень красивы. В них сохранилась та древняя культура, о которой тогда писал Николай Константинович. Я бы сказала, что сам маршрут — это огромный живой музей под открытым небом, где смешаны многие культуры, и разнообразные народы прошли по этим местам. В самих Гималаях есть такие горные «карманчики», которые уловили древнейшие племена и сохранили их до сих пор.

Ну, а что касается эпизода, то был один очень смешной. Это случилось в районе Великого Гималайского Хребта. Я сидела на ступенечках храма и записывала свои впечатления. Полностью углубившись в работу, я вдруг услышала хохот. Стоят люди и смеются. Я поднимаю голову и вижу: передо мной стоит бык и головой водит за моей рукой. Я пишу, а он водит, как будто читает.

Были интересные встречи, особенно в Сиккиме. Так получилось, что у меня проводником был настоятель Тибетского монастыря — Рингу, с приставочкой Тулку, а это те, кто ведет свою родословную из Шамбалы. Когда я приехала в Гангток, то стала искать проводника для своего маршрута. Мне посоветовали обратиться к преподавателю тибетского языка — Рингу Тулку. Я встретилась с ним и попросила порекомендовать мне проводника, хорошо знающего старинные монастыри. Он согласился. А на следующий день, когда мы с ним встретились, он сам предложил пойти со мной. Я очень обрадовалась, потому что Рингу Тулку мне понравился. Тогда я еще не знала, что он настоятель монастыря.

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru