Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Лазарев В.Н.
Великий художник
Шапошникова Л.В.
Тернистый путь красоты
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Тарасенко О.А.
Доктор искусствоведения, г. Киев

Наследие Киевской Руси в мозаиках Н.К.Рериха

Монументальная мозаика Рериха создана в полном взаимодействии с архитектурой, призванной осуществлять «соборное» действо, приводить человека в состояние гармонии-единства с Богом, святыми, с прихожанами. Расположив основное убранство храма в экстерьере, художник включает сюда и природу, внеся элементы восточного пантеистического миросозерцания. (В дальнейшем они займут главное место в его творчестве).[6]

Следование каноничной схеме построения композиции помогло художнику достичь монументальности: симметрия, равновесие масс, выделение главного действующего лица размерами создают ощущение покоя. Время теряет линейную направленность и становится вечностью. Условно решенное пространство кажется бесконечным. Изображение имеет символический многозначный характер. Оно (подобно двери, расположенной ниже) вводит верующего в мир вечный, мир духовный. В то же время, Рерих, подобно другим художникам модерна, в монументальной композиции сохраняет некоторые черты станковой картины. Это сказывается, в частности, в трактовке неба. Если в византийском и древнерусском искусстве оно представлено абстрактным золотым фоном как эманацией божественной энергии (иногда это красный или синий фон), то небо мозаики Рериха явлено золотым облаком. На нем предстоит Богоматерь. Покров в ее руках уподоблен гигантскому белому облаку. (В иконах он обычно красный или пурпурный).

В станковых композициях Рериха облачное небо всегда несет в себе тайну Духа. Пророческим предвидением мировых катаклизмов предстает на пламенном облаке «Ангел последний». Ничтожно малы перед его огненным величием фигурки молящихся в картине «Веления неба» (1915 г.). Читает по нему небесную весть язычник славянин в картине «Знамение» (1915 г.). Мчится над горами светоносное облако-всадник («Светлый витязь», 1933 г.). Исследователь творчества Рериха Вячеслав Иванов писал: «Когда-то Рерих облаками прикрывал летящих по небу валькирий, обрекши тем их на "незримое присутствие"; так и здесь—явно чувствуются небожители, но они скрыты либо под облаками, под звездами, иногда просто под роскошной игрой светов, а иногда под игрой масштабов пространств и человеческих фигур...»[7]

Трактовка неба в мозаике церкви Покрова соответствует библейской символике. «Облако», «Столп облачный» служило обычным символом присутствия Божия среди своего народа. Оно часто останавливалось под покрышкой Кивота Завета, или наполняло Скинию свидения. Когда Исайя зрел в видении славу Божию в храме его, то дом наполнялся курениями, или густым облаком (Ис. IV, 5). Когда Бог Отец свидетельствовал о своем Сыне на горе Преображения, то облако светлое осенило их (Мтф. XV, 5). Пророк Исайя предрек присутствие Божие в церкви во все времена: «И сотворит Господь над всяким местом горы Сиона и над собраниями ея облако и дым во время дня и блистание пылающего огня во время ночи, ибо над всем чтимым будет покров» (Ис. IV, 5).

Тема заступничества, небесного покровительства связывает образ Богоматери с изображенными перед входом в Царствие Небесное преподобными, патриархами церкви. Они предстоят в позах, родственных иконографии деисусного чина древнерусского иконостаса, как посредники, как ступень иерархии Духа между миром дольним и горним. На преподобных белоснежные платы с изображением серафимов (в переводе с греческого означает пламень, горение, возвышенный). Не случайно у них такие же пылающие киноварные нимбы, как и у Богоматери и Сил Небесных, такие же синие одеяния. Красный цвет нимбов символизирует духовное горение. Сплошные красные нимбы редко встречаются в православной иконописи. Так, например, в нимбе Ангела седьмого дня мы видим перекрещение красного и синего ромбов. В мозаиках Софии Киевской линейные круги нимбов имеют различные цвета. Часто это контрастное соединение красного и синего, иногда зеленого с белым или голубым и др. Разноцветные нимбы встречаются в романском искусстве Европы. Например, красные и синие нимбы мы видим в росписях Сан-Клименте в Тахилле (1123 г., Каталония, Испания). Но более характерны они для восточного искусства. Работа в имении востоковеда В.В.Голубева способствовала развитию интереса Рериха к Востоку. На более раннем этапе близкое общение студента петербургской Академии художеств с В.В.Стасовым — приверженцем гипотезы о восточных истоках славянской культуры, пробудило этот интерес.

Серафимы занимают первое место в небесной иерархии. Это высшие духовные существа, ближайшие к Богу. (Дионисий Ареопагит. Небесная иерархия. Гл. V–IХ). В композиции над абсидой церкви Св.Духа во Фленове (1911–1914 г.) святые старцы предстанут перед престолом Господним уже не с пасторскими посохами, а с огромными пламенеющими свечами. Здесь художник использует наглядный традиционный символ духовного горения.

В мозаиках Рерих употребляет основные краски, указанные в Библии: белую (Иер. XVIII, 14), черную (Пес. песн. I), красную (Быт. XXV, 25, 30), багряную или пурпуровую (Исх. XXVI, I; Дан. V,7), зеленую (Исх. XXXVII, 27 и др.). Белый цвет с древних времен имел значение чистоты и святости, отрешенности от мирского (цветного), устремленности к духовному, простоте и возвышенности.

  • [1] Рерих Н.К. По старине. // Рерих Н.К. Избранное. с. 88.
  • [2] О Покровской церкви см.: Кириченко Е.И. Поиски национального стиля в творчестве архитектора В.А.Покровского // В кн.: Архитектурное наследство. Т. 21. М., 1973 г., с. 72. Горбенко Е. Памятник «модерна» в селе Пархомовка // Декоративное искусство СССР. 1970 г., № 8. с. 51. Короткина Л.В. Работа Н.К.Рериха с архитекторами А.В.Щусевым и В.А.Покровским // Музей 10. М., 1989 г.
  • [3] Эскизы Н.К.Рериха к Покровской церкви были опубликованы в Ежегоднике Общества архитекторов-художников (1906 и 1909 гг.); в Золотом Руне (1907 г., № 4). Для нашего исследования большой интерес представляет эскиз Царица Небесная над рекой жизни. Синяя роспись. СР ГРМ, ф. 143, д. 10, л. 7. Репродукции, см. в указ, выше публикации Л.В.Короткиной.
  • [4] М.Шмидт пишет о «стиле Рериха», основанном на глубоком изучении византийского, романского и новгородского иконописного искусства. См.: Шмидт М. Религиозное творчество Рериха // Держава Рериха. М., 1994 г., с. 161.
  • [5] Неопубликованные письма 1906-1907 годов А.В.Щусева к Н.К.Рериху (ОРГТГ, 44/1518, 1519, 1520) позволили Л.В.Короткиной установить дату создания эскизов для Почаевской лавры.
  • [6] Впечатляющим примером такого вынесенного на фасад (Западный портал) иконостаса является фасад Покровской церкви-мавзолея на Казацких могилах в п. Пляшево Ровенской области. Церковь построена архитектором В.Г.Леонтовичем по проекту, разработанному под руководством А.В.Щусева студентом петербургской Академии художеств В.М.Максимовым. В 1912 г. И.С.Ижакевич и группа мастеров Лаврской школы расписали интерьер и переднюю часть фасада, которая представляла собой гигантский иконостас. Такое решение было вызвано необходимостью участия в службе большого числа православных, съезжавшихся в день поминовения казаков, павших в исторической битве с поляками под Берестечком в 1651 г. На фасаде, уподобленном огромной арке изображено распятие на Голгофе. Внизу — иконостас, реставрированный в наше время замечательным волынским иконописцем А.И.Бурбелой. См.: Тарасенко О. Сучасна волинська икона. — Волинська iкона: питания icтории вивчення, дослидження та реставрацii // Матерiали науковоi конференцii, присвяченоi 90-рiччю П.М.Жолтовського. — Луцьк, 1994 г.
  • [7] Иванов Всеволод. Рерих — художник-мыслитель // Держава Рериха с. 229.
  • [8] Сведенборг Э. О небесах, о мире духов и об аде. Киiв, 1993 г., с. 87, 148-149.
  • [9] Эрнст С. Н.К.Рерих. Пгд., 1918 г., с. 63.
  • [10] См.: Святой Максим Исповедник. Умозрительныя и деятельныя главы, выбранные из семисот глав Греческого Добротолюбия. // Добротолюбие. — Т. 3., 1993 г. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1971 г., с. 176-177. См. также: Буслаев Ф.И. Византийская и древнерусская символика. — Исторические очерки русской народной словесности и искусства». Т.Н. СПб., 1910 г.
  • [11] Там же.
  • [12] См.: Мифы и легенды народов мира. — М., 1982 г. («Камни», Минералы», «Небо», «Металлы»).
  • [13] Святый Семеон, новый Богослов. Деятельныя и богословская главы Старца Симеона Благого вейнаго // Добротолюбие. Т. 5., Цит. по кн.: Успенский П.Д. Tertium organum. Ключ к загадкам мира. Спб., 1992 г. Репринтное издание 1911 г. с. 212.
  • [14] Флоренский П. Небесные знамения. // Избранные труды по искусству. Спб., 1993 г., с. 315.
  • [15] Цит. по кн.: Успенский П.Д. Указ. соч. с. 203.
  • [16] Рерих Н.К. Мозаика. Лист дневника Л.66, 1938 г. // Н.К.Рерих. Зажигайте сердца. М., 1990 г., с. 52.
  • [17] Там же художник писал: «Каждый живописец должен хотя бы немного приобщиться к мозаичному делу. Оно дает ему не поверхностную декоративность, но заставляет подумать о сосредоточенном подборе целого хора тонов. Неправильно, когда в мозаике выкладывается картина, которая была сделана не для мозаики. В каждом эскизе нужно выразить тот материал, в котором он будет выполнен. <...> Обобщить и в то же время сохранить все огненные краски камня будет задачей мозаичиста. Но ведь и в жизни каждое обобщение состоит из сочетания отдельных ударов, красок, теней и светов».
  • [18] См. об этом: Афанасьев К.Н. А.В.Щусев // М., 1978 г. Автор публикует архивные данные Государственного исторического архива г. Львова, ф.198, оп.2, св.8, д.132, 1905-1910 гг.
  • [19] См.: Соколовский В.В. Художественное наследие Н.К.Рериха. Перечень произведений с 1885 по 1947 гг. — Н.К.Рерих. Жизнь и творчество // Сборник статей. М., 1978 г., с. 271. Ясиевич В.Е. Архитектура Украины на рубеже ХIХ-ХХ веков. К., 1988 г. На с. 148 ошибочно указано авторство Рериха мозаики западного портала.
  • [20] Рерих Н.К. Радость искусству. с. 132.
  • [21] Рерих Н.К. СREDO. Листы дневника. Л.65 - 1938 г. // Рерих Н.К. Зажигайте сердца! М., 1975 г., с. 74-75.
  • [22] Шилов Ю.А. День Брахмы на Чонгаре. // Вокруг света, 1991-МЗ. с. 40-44.
  • [23] Рерих Н.К. Право входа. 1923 г. // Рерих Н.К. Избранное. с. 218.
  • [24] Об этом пишет и С.Маковский: «Мистичность Рериха, можно сказать, полярна врубелевской мистичности. В "ненормальном", неприспособленном житейски тайновидце Врубеле все человечно, психологически заострено до экстаза... В творчестве исключительно "нормального"... Рериха человек или ангел уступают место изначальным силам космоса, в которых растворяются без остатка».
    Маковский С. Рерих и Врубель. // Указ. соч. с. 93.
 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru