Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Карклиня Инга Николаевна
Искусствовед, член Латвийского общества имени Н.К.Рериха

«К учению Живой Этики я пришла через Яниса Райниса»

На Родину в Латвию осуждённые рериховцы вернулись в 1955-1956 годах. Тогда же и произошла моя первая встреча с Лонией Андермане. Она пришла навестить свою подругу, скульптора Эльзу Карловну Швалбе. Встреча была очень трогательной; Лония сияла от счастья, строила большие планы на будущее. Говорила о том, что побывала уже в Юмправе у Драудзинь и загорелась желанием совместными силами превратить её усадьбу в рериховскую общину. «Катрина (Драудзинь - ред.) должна работать над завершением книги Индексов... И ещё радостная весть из Индии — состоится выставка картин Святослава Николаевича... В 1957 году в Москву на постоянное жительство переезжает Юрий Николаевич — будет заниматься научной работой по востоковедению и преподавать... Я уже договорилась с Катриной и Мильдой, что поедем вместе с Рихардом Рудзитисом... Он собирается взять с собой старшую дочь Гунту — это его верный друг и помощник»...

Эльза Карловна поинтересовалась: «А как же, Лони, с театром?».

Лицо Андермане на миг омрачилось: «Там для меня места больше нет. Даже реабилитация нам не возвращает былые права... Представь себе такую замечательную драматическую актрису, любимицу Яниса Райниса и Бригадиере, как Мильдочку Риекстиню, и ту не приглашают больше в Национальный театр... А Мишу (Арвида) Калнса сразу предупредили, что больше юриспруденцией он не может заниматься»...

И всё же, оптимистка по нраву, Лония не падала духом: «Режиссёр Ирина Лиепа предлагала мне заняться самодеятельной группой»...

Вскоре Андермане вновь забежала к нам на улицу Райниса, 2 и радостно объявила: «Наша Рижская киностудия готовит к выходу на экран картину «Роза и Меч»... Там много массовых сцен». Лония занималась регистрацией желающих принять участие в съёмках и уговорила нас тоже, заявив, что эта акция оплачиваемая...

Очень скоро жизнь рериховцев вошла в свою обычную колею; каждый занялся своим делом. Возобновились и вечера чтения книг Учения Живой Этики у художницы Ингрид Калнс в Межапарке на улице Авоту; на них приезжали из Риги, кроме нас с Эльзой, Лония, художница по росписи фарфора Ольга Катенёва-Нейман, мой будущий муж, оперный музыкант Янис Карклиньш и его сотоварищ по лагерю Александр Дравниек...

Роковыми для рериховцев тридцатых годов оказались и шестидесятые годы. Во время выставки картин Николая и Святослава Рерихов в Москве внезапно умер Юрий Рерих. Мучительно и долго умирал Янис Карклиньш. Ухаживать за больным мне помогали те же рериховцы тридцатых годов... Приезжала на дачу в Майори и Лония Андермане, где лежал выписанный из больницы Янис Карклиньш...

Вспоминаю последнюю встречу с актрисой, уже в почтенном возрасте, в начале девяностых годов в зале «Аве сол», где отмечали 60-летие со дня создания Латвийского Общества Рериха. После окончания официальной части с докладами, выступила Лония Андермане. В этот раз она читала по памяти детские сказки Николая Константиновича Рериха. Читала в оригинале, на русском языке. Так проникновенно, с чувством большой любви и благоговения к автору, она ещё никогда не читала, а когда закончила выступление, долго не смолкали аплодисменты...

Осенью 1995 года после продолжительной тяжёлой болезни на восемьдесят восьмом году жизни, окружённая заботливыми друзьями, она ушла от нас...


Единственная звезда Запомни свойство высших идей:
Они безучастны к судьбе людей.

И тот, кто огнем идеи горит,
О смерти не думает, не говорит;
Сжигая себя, не щадя друзей,
Он всем, что дорого, жертвует ей;

Идет он к цели неколебим,
Бессильна хула и смех перед ним;
Во мраке, нависшем со всех сторон,
К звезде единственной он устремлен. Янис Райнис
 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru