Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Лазарев В.Н.
Великий художник
Карклиня Инга Николаевна
Искусствовед, член Латвийского общества имени Н.К.Рериха

«Как хороши, как свежи были розы»

- Это был самый счастливый день в моей жизни, – вспоминала впоследствии Мильда Риекстинь. По своей скромности она умолчала о том, что ещё несколько дней после бенефиса она получала поздравления и подарки от поклонников. К ней на дом присылали из редакций местных газет фотографов, брали интервью. В этом же году (1924) массовым тиражом была выпущена открытка с её портретом в белой шали.

Мирдза Шмитхен вспоминала: "Тогда же Мильда получила в дар от Яниса Райниса "роман в стихах" - "Пять эскизных тетрадей Дагды". С автографом Аспазии принёс ей книгу "Ночь ведьм" (1923г.) Янис Осис. В то время ещё молодой поэт-романтик Арвидс (Янис) Судрабкалнс поздравил своим первым сборником стихов "Крылья Армада" с эпиграфом:

«Нет гаваней, где корабли Мечты
Могли б на якорь стать спокойно»

В республиканском музее истории театрального искусства в настоящий момент находятся два фонда эпистолярного наследия – Мирдзы Шмитхен и Мильды Риекстинь-Лицис. Они дополняют друг друга фотографиями и публикациями местной театральной хроники. Автору книги "Капли Живой Воды" эти материалы очень помогли осветить ряд фактов досоветского периода биографии Мильды Яновны Риекстинь-Лицис.

Об интересном факте знакомства с Мильдой Риекстинь-Лицис рассказала мне поэтесса Мирдза Кемпе в 1964 году:

– Наши дружеские отношения установились через Райниса, – объяснила поэтесса. - Это произошло в 1928 году в Риге. Прекратив занятия в университете, я, выдержав конкурс, была принята диктором в Радиофонд. Работа была не творческой, в основном для заработка. Чтобы приблизиться к своей сокровенной мечте – стать поэтессой – мне необходима была уверенность в своих возможностях. В гимназические годы я послала любимому поэту свои "детские пробы" и он ответил обнадёживающе, посоветовал продолжать трудиться в этом направлении...

И тогда этот вопрос для Мирдзы Кемпе стал вопросом жизни. Узнав, что молодая актриса после своего триумфального бенефиса стала запросто бывать в доме Райниса и Аспазии, она попросила её посодействовать о личной встрече с Янисом Райнисом. Это было нелегко сделать. Последние два года своей жизни поэт плохо себя чувствовал, и Аспазия отменила все волнующие его визиты... Спасло сохранившееся письмо Райниса к молодой поэтессе, которое она как талисман носила на груди вместе с медальоном матери. Райнис (находившийся тогда во Франции), писал: "Знакома ли широкая общественность с Вашими стихами? Вы – поэтесса, и это надо показать..." Но как это сделать? Всегда решительная в своих поступках Мирдза колебалась с "выходом на широкую аудиторию". В этот раз по совету мужа, литератора Эрика Адамсона, она принесла Мильде Риекстинь некоторые свои лирические стихи из будущего сборника "Утренний ветер" и попросила её при встрече почитать Райнису. Актриса с удовольствием исполнила эту просьбу через Аспазию. Стихи молодой талантливой поэтессы обоим поэтам очень понравились и они своё мнение подтвердили письменно.

В середине двадцатых годов Мильда Риекстинь и её подруга Мирдза Шмитхен проявляют большой интерес к учению Живой Этики; начинают посещать кружки чтения книг по восточной философии (вначале кружок Владимира Анатольевича Шибаева, затем – доктора Феликса Лукина). В начале 1930-х годов, когда образовалось в Риге Латвийское Общество имени Н.К.Рериха, Мильда Риекстинь становится его активным членом, избирается в правление и некоторое время руководит одной из старших групп.

В этот период в дневнике и записной книжке актрисы появляются записи высказываний доктора Ф.Лукина:

Безделие – яд.

Что самое главное? Абсолютное даяние без каких-либо промедлений.

Чем выше поднимается человек духовно, тем больше он может помочь другим. Это его карма – облегчить страдание другому.

Из-за моего робкого характера из меня не получился "достойный руководитель группы", -призналась Мильда Яновна. - Вскоре доктор Феликс Лукин уговорил доктора Катрину Драудзинь стать во главе секции "Женского единения" и я перешла в её группу. С Катриной у меня установились тесные дружеские отношения на всю жизнь. Для меня Драудзинь стала духовной наставницей и советчицей во всех вопросах. Особенно важна была её поддержка в годы пребывания в лагере политзаключённых (Абезь, 1950-55 годы).

Спустя два года после смерти доктора Лукина, в 1936 году его место занял поэт-философ Рихард Рудзитис – человек широкой эрудиции, автор многих трудов по восточной философии и превосходный переводчик творений Р.Тагора. Это ему лично были адресованы многочисленные письма из Индии Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов. По благородству его души и щепетильной скромности поэта, мы узнавали о содержании этих писем лишь от его жены – Эллы Страздынь-Рудзите. В одном из писем Елена Ивановна писала: "Родной наш Рихард Яковлевич... Шлю Вам всю мою веру в то, что Вы, приняв духовное наследие Феликса Денисовича, олицетворите в себе его символ – символ Вождя Сердца. Пусть все, ищущие Света, найдут отклик в Вашем сердце..."

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru