Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Старовойтова О.
Она стоит подобно судьбе
Рерих С.Н.
Мона Лиза
Шапошникова Людмила Васильевна
Генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха,
первый вице-президент МЦР, академик

Мысли Елены Ивановны Рерих о России

Материалы из книги «Беседы с Учителем.
Избранные письма Елены Ивановны Рерих»

28 мая 1926 г. в районе озера Зайсан небольшой экспедиционный отряд пересек китайско-советскую границу. В нем было несколько мужчин и одна женщина. Руководил отрядом великий русский художник, ученый и путешественник Николай Константинович Рерих. Вместе с ним была и его жена, Елена Ивановна Рерих, крупнейший философ, тесно сотрудничавшая с группой Учителей, подаривших миру новое Учение Живой Этики. В тот день Николай Константинович записал в своем экспедиционном дневнике: «Здравствуй, земля русская, в твоем новом уборе! И еще травы, и еще головки, и белые стены пограничного поста Кузеунь». (Рерих Н.К. Алтай-Гималаи. М., 1974. стр. 228)

Рерихи, покинувшие Россию в 1919 г. не были на Родине уже более семи лет. Они ехали в Москву с особой миссией, связанной с эволюционной деятельностью духовных Учителей человечества. Среди даров, которые они должны были передать советскому правительству, находилась рукопись уникальной книга «Община», одной из важнейших в серии Живой Этики. В книге, кроме вопросов космической эволюции, шла речь и о делах земных, которые касались новой Росс ии и ее будущего. Учителя владели методикой точного исторического прогноза и хорошо понимали, что ситуация, сложившаяся в России предоставляет возможности для альтернативных решений. В стране напористо и уверенно шел к единоличной власти будущий ее диктатор и создатель первого в мире социалистического государства И.В.Сталин. 1926 год в этом отношении был переломным, где столкнулись тоталитарные стремления и не умершие еще традиции русской свободы. Космические «весы» свидетельствовали о недолгом и нестабильном равновесии той и другой. Этот короткий момент в истории России хотели использовать и Учителя, и их посланники Н.К. и Е.И.Рерихи. Однако, в конечном счете, все зависело от самой же страны и свободной воли тех, кто ею управлял. «Община», привезенная тогда, в те далекие годы в Москву, была своего рода книгой-предупреждением. В ней содержалось предвидение нашего исторического горького и трагического опыта и рассматривались конкретные тенденции, ведущие к такому нежелательному опыту. Эти предвидения имели как бы космическое звучание и были тесно увязаны с закономерностями эволюции одухотворенного Космоса. Все здесь было цельным и единым: и социальное бытие человека и его космическая суть. Позже это вылилось в четкую формулировку: «Путь эволюции проходит как нить, через все физические и духовные ступени. Потому государственный и общественный строй могут применить все космические законы для усовершенствования своих форм». (Мир Огненный, ч.3, 65)

В Москве приехавших приняли два наркома Г.В.Чичерин и А.В. Луначарский. Оба были сподвижниками В.И.Ленина, но их влияние и власть уже ослабевали под напором наступавших времен. Оба вежливо выслушали Рерихов, но ни космическая эволюция, ни идеи Живой Этики, ни сама рукопись «Общины» их не заинтересовали. Их волновали лишь текущие дела, беспокоило собственное шаткое положение и надвигавшиеся политические перемены. Беседы с наркомами не принесли ожидаемых результатов. Не удалось также опубликовать и привезенную рукопись.

В океане Космоса, по которому плыла Земля, что-то неуловимо изменилось, сроки незаметно сдвинулись, возможности оказались упущенными. Альтернатива, против которой предупреждали Учителя, стала на путь реализации. «Посылаем вам всю нашу помощь». Помощь была отвергнута, предупреждения не услышаны.

Всю свою оставшуюся после этого визита жизнь, до самого последнего часа, Елена Ивановна держала руку на неровном, сбивающемся пульсе далекой Родины, которую она любила той самоотверженной любовью, свойственной только людям очень высокого духа. Она все время думала о России, писала о ней в письмах, в своих заметках и очерках.

Таких писем очень много. Часть из них опубликована, часть нет. Естественно, что высказывания Елены Ивановны о России, представленные в этой подборке, далеко не все, что содержится в ее сочинениях и в обширном архиве Международного Центра Рерихов. Но и она свидетельствует о вещах необычных, не известных еще многим из тех, кто возьмет в руки этот материал.

В своих письмах она удивительно верно оценивала существо событий, происходивших в России и точно предвидела их последствия. Через пять дней после рокового выстрела в Смольном, ставшим смертельным для С.М.Кирова и с которого в стране начались репрессии, Елена Ивановна в одном из своих писем писала: «Настало время, когда планета приближается к такому кругу завершения, и лишь самое насыщенное напряжение потенциала даст победу. Круг завершения пробуждает все энергии, ибо в окончательной битве будут принимать участие все Силы Света и тьмы, от самого Высшего и до отбросов». (Письма Елены Рерих. Рига, 1940, т.1, стр. 347-348)

Не думаю, что письмо о завершающем круге борьбы сил Света и тьмы и этот ленинградский выстрел 1934 года были простым совпадением. Режим репрессий и насилия, уничтоживший остатки свободы целого народа, положил начало тоталитарному строю во главе с новым диктатором, который погрузил Россию на долгие годы в кошмар и тьму террора и страха.

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru