Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Тютюгина Н.В.
Рерих и Нестеров
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего
Шато О.

Рождение новой культуры

Уже более пяти лет продолжается конфликт вокруг наследия Рерихов. Газетно-журнальная полемика, Высший арбитражный суд России, разбирательство в Государственной думе, взаимные обвинения и проклятья, аппаратные игры... И недоумение людей — что, дескать, не могут поделить? Что вообще происходит?

А начиналась эта история так. 3 апреля 1989 года Святослав Рерих написал Р.Б.Рыбакову письмо, в котором изложил свои соображения о необходимости создания в Советском Союзе Центра-музея Н.К.Рериха. Святослав Николаевич отметил: "Суть концепции Центра-музея состоит в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации" — и подчеркнул: "...подчинение Центра Министерству культуры и тем более Музею Искусств народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, сужению задач и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров".

Когда был создан Советский фонд Рерихов, Святослав Николаевич составил дарственную, в которой передал этой организации для основания Общественного Музея часть архива: книги, личные вещи своих родителей, картины, а также ту коллекцию картин, что находилась в то время "на попечении Министерства культуры". Потом Святослав Рерих неоднократно обращался к официальным лицам нашей страны с просьбой — помочь передать эти полотна общественному Музею. Но нет никаких подтверждений, что письма доходили до адресатов.

После распада Советского Союза Советский фонд Рерихов был переименован в Международный Центр Рерихов (МЦР). Святослав Николаевич своим письмом подтвердил его преемственность. Он также сообщил, что по-прежнему считает своим доверенным лицом Л.В.Шапошникову — вице-президента МЦР.

"Должен отметить, — писал Святослав Рерих, — что Людмила Васильевна строго выполняет мои инструкции по использованию и хранению архивов моих родителей. Любые другие предложения в этом отношении для меня как наследника и дарителя являются неприемлемыми".

В конце января 1993 года Святослав Рерих ушел из жизни. Было известно, что он завещал похоронить себя в России в Санкт-Петербурге, отпеть по православному обряду во Владимирском соборе. Распоряжением Президента России был даже выделен самолет для перевозки тела усопшего. Представители посольства России в Индии попросили показать им завещание художника, дабы соблюсти все формальности. И тут начались странные вещи. Секретарша покойного — Мери Джойс Пунача — отказалась предъявить завещание дипломатам и властям. В различные инстанции посыпались телеграммы за подписью вдовы — Девики Рани Рерих — с требованием похоронить мужа в Индии. В конце концов так и пришлось сделать.

А после действие перенеслось в Россию, трагическая история которой не раз давала почву для размышлений о тех загадочных силах, что управляют судьбами людей и целых народов.

Когда-то много лет назад мне в руки попала перепечатка книги-сборника индийских и тибетских легенд, подготовленного в свое время Николаем Рерихом. Эта книжка — а точнее переплетенные машинописные страницы — не сохранилась. Но я помню многие отрывки из нее. И вижу, как жизнь подтверждает предсказания древних. Силы добра и зла схлестнулись в беспощадной схватке. Страшно видеть, как вся мощь обреченной технократической цивилизации обращается против подвижников...

Недавно по московской программе телевидения был показан фильм, повествующий об открытии Музея Н.К.Рериха в главном здании "Усадьбы Лопухиных". Пресыщенный новостями читатель или зритель может пренебрежительно пожать плечами: "Подумаешь, открыли музей. Ну и что?"

А то, что этому событию предшествовал водоворот немыслимых сюжетов, закрученных похлеще самого крутого детектива.

Почти год минул с тех пор, когда руководители Международного Центра Рерихов вдруг узнали, что постановлением Правительства России у МЦР отобрано здание, выбранное для музея самим Святославом Рерихом. Причем, художник неоднократно подчеркивал — музей имени его отца должен быть общественным.

Похоже, Святослав Николаевич не случайно не доверял Министерству культуры, Музею Востока, прочим официальным структурам. Сразу после его смерти началась кампания против МЦР. Через некоторое время в руки журналистов попало письмо директора Музея Востока, в котором г-н Набатчиков просит передать его учреждению "Усадьбу Лопухиных" в качестве "бесценного подарка к 75-летию музея".

Традиция делать подарки за чужой счет имеет, увы, глубокие корни. Не была нарушена она и на сей раз. Но МЦР решил защитить дело, которое поручил своим давним друзьям Святослав Рерих.

Судебный процесс по делу "МЦР против правительства" тянулся долго, и не раз казалось, что дело безнадежно. Рассмотрение дела в отсутствии истца, странное поведение адвоката МЦР, телефонные угрозы, атаки налоговой инспекции...

Но постепенно в истории наметился перелом. После смерти Девики Рани Рерих индийские власти арестовали ее секретаршу Мэри Пунача. В числе предъявленных секретарше обвинений были: мошенническая торговля землей, контрабанда, похищение драгоценностей из коллекции семьи Рерихов и подделка документов. Ведь поводом для принятия печально известного правительственного Постановления послужили так называемые "письма Девики Рани" о ее желании, чтобы музей был только государственным.

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru