Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Климов В.
Деревнина Н.

Певец любви и радости

"Тот, кто не проявляет альтруизма в своей жизни; кто не готов разделить последний кусок хлеба с более слабым и бедным, чем он; кто не даёт помощи своему брату по человечеству, к какой бы он не принадлежал расе, нации или верованию и где бы и когда бы ему не встретилось человеческое страдание; тот, кто остаётся глух к крику человеческого бедствия; тот, кто слышит клевету, произнесённую на невинного человека, будь ли он теософ или посторонний, и не спешит защитить его как самого себя - тот не Теософ". (Е.П.Блаватская, "Теософист", ноябрь 1887).

Давайте вспомним основные жизненные вехи писателя.

Родился в Латвии в 1892 году. Сын владельца мастерской по ремонту сельхозоборудования.

В сентябре 1989 года в автобиографической заметке он писал:

"Как живы и прочны детские воспоминания! Мне скоро сто лет, но я по-прежнему помню во всех деталях бревенчатый домик с пристроенной к нему кузницей. Лес, скрывающий какую-то волнующую и притягательную для меня тайну... Лес, который моя фантазия населяла всеми персонажами прочитанных сказок. - Обратите внимание, с какой теплотой Хейдок пишет дальше о матери и отце. - Хозяйством, в котором имелись лошадь, несколько овец, корова и прочая живность, управляла моя мать, изумительная женщина, о которой я всегда вспоминаю с благоговением. Ласковая, добрая, с раннего утра до позднего вечера всегда в движении, в труде. С руками в мозолях и трещинах, она не огрубела от тяжёлой работы, но сохранила светлую устремлённость ко благу и красоте. Каждую весну она находила силы и время, чтобы насажать большие клумбы цветов. Она любила природу, любила животных.

Помню, как она позвала меня, еще маленького, на луг и, раскрыв ладонями высокую траву, показала мне птичье гнёздышко, полное маленьких пёстреньких яичек. Они были восхитительно красивы, но мать, прежде чем показать, взяла с меня слово, что я не буду дотрагиваться до гнезда, не буду дышать на него, иначе птичка-мать не вернётся на него, бросит его.

Мои отец и мать прожили долгую трудовую жизнь. Всегда в полном согласии, всегда советуясь перед каждым важным шагом. Отравленный развратом мир скользил перед их глазами, не касаясь и не волнуя их, чистых и устремлённых ко благу. И оба они любили музыку..."

Далее Альфред Петрович вспоминает, как отец играл на трубе в сельском духовом оркестре, а позднее на берегу Волги они играли вдвоём с матерью на гармонике и клорнете лютеранские хоралы. В связи с этим приведём ещё один удивительный случай из автобиографических заметок:

"Их любовь к музыке, а вернее говоря, к той красоте, которую несут в себе гармоничные звуки, выразилась несколько необычно даже в смертный час, когда после тяжёлой болезни умирал мой отец. Вокруг собрались близкие, а мать стояла у изголовья умирающего, и вдруг последний внятно произнёс:

- Я слышу пение, - и, обратив гаснущий взор к жене, сказал, - пой и ты.

Мать запела. Может быть никогда в своей жизни она не вкладывала в пение столько чувства, столько любви, как в эти последние минуты. И под пение моей матери скоро и тихо отошёл отец..."

Удивительно легко и быстро овладел маленький Хейдок чтением и письмом. "Смешно сказать, - пишет он, - но едва начав выводить детские каракули, я уже мечтал стать писателем". И, конечно, любимым предметом в школе были сочинения. Также поразительно легко он овладел русским языком. За зиму познакомившись с основами языка, он взял в библиотеке книгу на русском языке и прочитал её, хотя мало что понял, но взял другую, третью и без всякого словаря стал всё понимать. Сам он объяснял эту лёгкость тем, что в прошлых жизнях уже был русским и надо было только вспомнить давно знакомое. Он быстро перечитал всю школьную библиотеку, все книги дома и у соседей. Книги были в основном классических писателей, так с детства он полюбил Гоголя и Лермонтова особенно.

Когда А.П. исполнилось 16 лет, к ним приехал дядя по материнской линии, дядя Карл, и пригласил всю семью принять участие в возведении нового лесопильного завода в Тверской губернии. Размеренная и спокойная жизнь детства кончилась, а впереди открылись неизведанные и потому особенно влекущие дали. Хейдок написал: "Я ликовал!"

Как в калейдоскопе, замелькали дальнейшие события его жизни: первая мировая война, мобилизация, военно-санитарная часть вел. княгини Марии Павловны; Красный Крест на западном фронте; революция; женитьба; скитания по Китаю и всему Дальнему Востоку. Кем только ни был он за эти годы, от сторожа угля на барже до преподавателя русского языка в Медицинском колледже и Гиринском университете. Он отмечал, что подобный период, богатый впечатлениями, особенно полезен для каждого писателя.

Именно в русско-эмигрантском Харбине, описанном им во многих рассказах, он почувствовал и на себе испытал, что "Зов Родины" - это не пустые слова. Там же в Харбине в апреле 1934 года произошло важнейшее событие, перевернувшее ещё раз его всю жизнь.

Николай Константинович Рерих с экспедицией по Монголии и Китаю приехал в город Харбин. На его призыв к Культуре откликнулись многие люди, из них организовалась небольшая сплочённая группа, ставшая ядром Харбинского общества имени Рериха. Это было удивительное общество во многих отношениях. При существовавшей тогда власти в городе его невозможно было официально зарегистрировать, но члены его собирались поразительно регулярно. Кроме того, двое из этого общества были выделены особенно, это Б.Н.Абрамов и А.П.Хейдок, они получили от Рериха кольца ученичества, переданные из Великого Братства Гималайских Махатм.

 
Версия для печати

Актуальные конференции на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru