Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Лазарев В.Н.
Великий художник
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Дживелегов А.К.
Леонардо да Винчи
Старовойтова Ольга
Президент Международного культурного фонда «Soleil»,
член Международного союза журналистов

«Книги мои по достоинству еще не оценены»

- А Иерархию?

- Тут мне надо хорошенько подумать. Но если уж приму, то навсегда.

Он улыбнулся и, видимо, уловив мой московский говор, вновь спросил:

- Вы родились в Москве?

- Нет, в Индии, в Чапданагоре, штат Пондишери. В Москве довелось жить ребенком, во время революции.

Александр Иванович заинтересовался и искренне так сказал: "Какие у вас две прекрасные родины – Индия и Россия".

Мало-помалу завязалась очень непринужденная беседа. Прощаясь, он написал записку Рихарду Яковлевичу Рудзитису, который тогда возглавлял общество, и тот записал меня в младшую группу. Так я начала изучать Агни Йогу, за что вместе с другими рериховцами была репрессирована и выслана в Воркуту.

Мы опять помолчали, задумавшись, каждый о своем. Мне вспомнилось вдруг лето 1989 года, когда, казалось бы, размеренная жизнь вмиг полетела в тартарары, и мне, тоже атеистке (по счастью, не воинствующей) пришлось однозначно встать перед дилеммой: либо я сошла с ума, либо Надземный мир как таковой существует. И только ксерокопия книги А.Клизовского, "случайно" попавшая в руки, помогла обрести душевный покой и внутреннюю стабильность. В глубине души во мне всегда жила величайшая признательность этому человеку, переложившему на доступный рядовым читателям язык весьма непростое мировоззрение, под знаменем которого начнется блистательная эра Водолея. Но о его судьбе в ту пору узнать не удалось ничего. Ходили, правда, слухи, что в войну его расстреляли в Рижском централе, но верны ли они?

Прошло несколько лет, настало время духовной свободы, и никому, по счастью, в голову больше не приходит отправлять людей в тюрьмы только за то, что они верят в Бога, Высший Разум или во что-то еще. Издательство "Виеда" напечатало "Основы миропонимания Новой Эпохи" в трех томах стотысячным тиражом, и их как ветром сдуло. Сделали допечатку, перевели на латышский – результат тот же. И все чаще благодарные рериховцы государств бывшего Союза на различных конференциях задают рижанам вопрос: "Скажите, каким был этот человек в жизни, как он подошел к Живой Этике, когда родился и умер, где похоронен?". Отвечать нам, увы, было нечего.

В тот благословенный зимний вечер меня вдруг осенило:

- Ольга Александровна, а у вас, случайно, нет фотографии Клизовского?

- Есть, – сказала она и достала старый альбом. – Вот. Александр Иванович – пятый слева во втором ряду. Рядом слева – Гаральд Феликсович Лукин, а перед Клизовским – Рихард Яковлевич Рудзитис. Тут же, за столом, первая слева сидит Екатерина Яковлевна Драудзинь... – Она продолжала называть по именам тех членов старого общества, которых хорошо помнила.

А что если дать ее в газету?

- Да полвека с войны прошло. Вряд ли кто-либо из его современников остался жив... – засомневалась она.

- Ну, а вдруг?

На том и порешили, прекрасно сознавая, что шансы на успех близки к нулю. И 25 января 1994 г. упомянутая фотография появилась на газетной полосе. Наверное, для того, чтобы судьбе было угодно явить чудо...

Первой откликнулась госпожа Шичко: "Мой отец, Максимилиан Новицкий, был близким другом Александра Ивановича..." Потом позвонила госпожа Рейзниеце: "Мы с братом детьми играли с дочкой Клизовского, Ирой..." А вслед за ней госпожа Цимберг: "Наша семья жила в его доме, и мама помнила, как хозяина забрали работники КГБ...".

И чуть позже – госпожа Наркевич, которая и сегодня все еще живет в этом доме: "Я разыскивала Иру Клизовскую после войны, писала в Красный Крест Германии, куда они уехали с матерью, но безрезультатно..."

Потом были письма читателей, многочисленные беседы с разными людьми, на основе которых велись поиски. Например, в одной из них промелькнула информация, что дом Клизовского проектировал архитектор, по проекту которого построен кинотеатр в Пардаугаве "Гранд палас". В кругу единомышленников мы обсуждали все детали, за которые, как за ниточку, можно было бы ухватиться. К сожалению, особенно похвастаться оказалось нечем – время на всем оставило свой разрушительный след. Поэтому самым большим подарком оказалось сообщение писателя Юрия Ивановича Абызова, по крупицам собирающего сведения о судьбах русской интеллигенции в Латвии. "В прокуратуре республики хранится дело, заведенное на Александра Ивановича Клизовского, – сказал он. – Я держал его в руках пару месяцев назад".

Дальнейшее было уже вопросом времени. И сегодня, ксерокопии документов полувековой давности займут свое место в музее. А мы услышим историю жизни Александра Ивановича Клизовского, рассказанную большей частью им самим.

Из материалов уголовного дела

Я, Клизовский Александр Иванович, родился 2 января 1874 года в городе Сувалки (Польша). Родители из крестьян Гродненской губернии. Отец служил при Николае I в 14-м уланском полку штабным трубачом. По выходе в отставку занимал должность акцизного надзирателя в г. Сувалках и его окрестностях.

Учился в сувалкской гимназии, но курса не окончил по недостатку средств. Выдержал специальный экзамен для поступления на военную службу вольно-определяющим. Поступил на военную службу в 19-й стрелковый полк в 1891 году.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru