Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Шапошникова Людмила Васильевна
Генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха,
первый вице-президент МЦР, академик

«Расспрашивайте про меня лишь у моих же книг»

Остается лишь один критерий - нравственный. В этом отношении «книгу» можно разделить условно на три части. Они не совпадают с авторской композицией. Первая часть построена на незаконно присвоенной информации, услышанной из уст «героя». Вторая часть, по существу, является плагиатом, где использованы статьи «героя», опубликованные и неопубликованные, обильно цитируются различного рода документы и материалы, на употребление которых у автора не было разрешения. Этическая сторона этой части сформулирована точно в «гражданском кодексе», в разделах авторского права. Наиболее безнравственной является третья часть, где в публикацию пущена информация сокровенного для «героя» плана, не избежавшая искажений и домыслов, а также фрагменты еще неопубликованной книги самого «героя». Здесь суть подобного поступка может быть определена единственным словом - предательство.

В связи с этим хочу обратить внимание читателей на очерк «Багира», где путано и неумело передан мой рассказ об одном событии, произошедшем со мной во время путешествия в районе Великого Гималайского хребта. Я не поместила этот рассказ в свою книгу, и для этого у меня были весомые основания. Бибикову это не остановило. К счастью, она не постигла смысла события, так же как и его фабулы и поэтому в ее изложении рассказ вызывает лишь недоумение. Этому, так сказать, «изложению», где спутаны два события, предшествуют такие авторские слова: «Каждой клеточкой своего сердца, я ощутила, что в рукописи не хватает чего-то очень главного и интересного» (с.216)

Здесь автор складывает миф о том, что руководящим началом в готовящейся книге «героя» была она. Подобный миф проходит как бы красной нитью по всему «произведению». Примеров тому много. Вот еще один, облеченный в форму диалога (просьба не обращать внимания на стилистические «достоинства» и путанность философских «изречений»).

Г.Б. «Здесь реальный факт неотъемлемости существования тонкого и земного миров. Здесь прекрасная иллюстрация того, что все вершится сначала в духе, в мире тонких энергий силою мысли сердца. И что это такое - Тонкий Мир!»

Л.Ш. «Как я могу это доказать?»

Г.Б. «Кому? Невеждам! А надо ли это им доказывать? И вообще, разве можно кому-то что-то доказать? И потом, «эти» всегда все могут очернить». Комментарии не нужны.

Полагаю, что совершила большую ошибку, предоставив Бибиковой возможность прочесть рукопись, уже мною законченную.

«В Светлогорске, - пишет она, - когда шла окончательная правка второй книги трилогии, а первая книга уже была сдана в типографию (факт не соответствует действительности - Л.Ш.), у меня произошло очередное разногласие с автором. Она, к моему ужасу, выбросила из нее встречи с Учителем Страны Заповедной (произвольное название Ламы, придуманное самой Бибиковой - Л.Ш.). Они войдут лишь в третью книгу трилогии «Великое путешествие», полностью посвященную беседам с Учителями (опять авторский домысел - Л.Ш.)... Я долго настаивала на том, чтобы она не выкидывала «слов из песни». И оставила во второй книге хотя бы следы этих встреч. Но мои жаркие доводы укрепили в ней решимость сделать все по-своему... Мне просто искренне жаль читателя, который долго будет ждать третьей книги трилогии, одной из самых интересных ее частей». Так вот, оказывается, что двигало Бибиковой, когда она без разрешения опубликовала мой материал о встречах с Ламой! Она героически отстаивала интересы читателя.

Теперь фрагменты из моей рукописи, сдобренные бибиковскими домыслами и «интерпретацией», будут «просвещать» неискушенного читателя в том специфически невежественном направлении, которое, как детская болезнь, время от времени возникает у некоторых рериховцев и выносит на поверхность различного рода «учителей», «пророков» и «посвященных». Никакими «интересами» нельзя прикрыть неэтичных, безнравственных поступков. Никакими соображениями нельзя оправдать грубого и бесцеремонного вмешательства в творчество другого. Это хорошо понимают истинные последователи «Живой Этики».

«Но гималайский маршрут не ограничивает жизни и деятельности путника, принесшего нам знание о существовании иных миров, Старших Братьев, Страны Заповедной, Камня Грааля, который приносит счастье и благосостояние человечеству» (с.229). Фраза эта, неизвестно к кому относящаяся, завершает бибиковскую публикацию моих бесед с Ламой.

Интересы истомившихся по моей книге читателей были не единственной причиной, подвигнувшей Бибикову на публикацию своей «книги». О другой, более важной причине, она написала в своем письме ко мне. Цитирую его, не колеблясь, ибо об этом устно и письменно автор сообщила не только мне одной. "Эта книга («Я - Шапошникова» - Л.Ш.) - «Веление Космоса»,...веление Великого Владыки Мории, прибавляю я, - сообщает Бибикова. - Писала при Высоком напряжении, мощном Потоке Света. Редакторами и создателями текста были Они. Я не могу приписать весь этот труд себе. Это Великое соавторство к моей радости. Это одна из самых ярких, неизгладимых страниц в моей жизни - жизни между небом и землей... Еще 7 мая Отцом было сказано сурово: «Книгу передать. Она не требует особой доработки»."

 
Версия для печати

Актуальные конкурсы на портале Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru