Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Ясько Г.Ю.
Явление России
Старовойтова О.
Она стоит подобно судьбе
Тютюгина Н.В.
Рерих и Нестеров
Карклиня Инга Николаевна
Искусствовед, член Латвийского общества имени Н.К.Рериха

Дочь Света доктор Катрина Драудзинь

Вскоре после окончания гимназии, Катрина Драудзинь узнала о том, что в Риге открываются приемные экзамены на высшие медицинские курсы врачей-стоматологов. "Это для меня, – подумала она. И вновь щедрая рука помощи оказала ей услугу. На сей раз через студенческую кассу взаимопомощи, организованную при Политехническом институте. Время было тревожное, революционное – приближался 1905 год. Земгальская молодежь, объединившись в кружки, называя себя "социалистами", ратовала за новый строй, за развитие национальной культуры, за возможность получить образование и специальность. Это оказалось по душе Катрине, она сблизилась с социалистами, не понимая ничего в политической ситуации и не зная о методах их движения. Успешно завершив образование и получив аттестат первого в Латвии женщины-стоматолога (оказывается, на курсы принимались лишь мужчины, а она туда попала как исключение). С помощью тех же друзей социалистов ей удается открыть свой частный зубоврачебный кабинет.

«Я была на седьмом небе от счастья и благодарности, – признавалась Катрина Екабовна - и забыла о предосторожности. На радостях сфотографировалась со своими "спасителями" и даже разослала совместные фотоснимки по указанным ими адресам. И каково же было мое разочарование, когда я узнала, что их помощь не была так бескорыстна. В моем кабинете социалисты устроили убежище для своих сходок и хранения нелегальной литературы».

В итоге их заговор был раскрыт, состоялся обыск и допрос в кабинете доктора Драудзини. Социалисты были арестованы, литература конфискована, а Катрине Екабовне было предложено выбрать себе место жительства на вольное поселение вдали от Латвии.

Об этом экстремальном эпизоде в жизни врача Драудзини мне рассказала ее коллега и друг по Обществу Мэта Яновна Пормале (запись на магнитофонной ленте в 1989 г.): «К нашему удивлению, Катрина приказ о долгосрочной ссылке (на 10 лет) приняла спокойно и даже с присущим ей юмором. Она закрыла глаза и, вращая глобус, ткнула пальцем. Он указал на город Орел. "Ну, что же – Орел так Орел! И там живут и трудятся люди..."» И действительно, ее труд там оказался в большом почете. Ссыльные люди были бедные, а она – врач с доброй, отзывчивой душой. Они очень скоро нашли общий язык и полюбили своего бескорыстного и очень доверчивого целителя. Отказывая себе во всем, Катрина Яковлевна экономила свой скудный заработок для будущего кабинета. Тоскуя по родине, жила мечтой о возвращении. Эта возможность ей предоставилась только после Октябрьской революции.

Двухэтажный деревянный домик на улице Гертрудес, между Тербатас и К.Барона, был хорошо знаком рижанам. Здесь на первом этаже располагался стоматологический кабинет в то время уже опытного врача Катрины Драудзини. Высокое мастерство, скромная плата, обаяние привлекали посетителей. Однажды, в конце 20-х годов к ней на прием заглянул рижский востоковед В.А.Шибаев, который тогда возглавлял кружок друзей Н.К.Рериха. Он был приятно удивлен, увидев на столе врача несколько книг по Живой Этике. И сразу догадался: это, конечно, от семьи поэта Рихарда Рудзитиса. Он и дал ему адрес Катрины Драудзинь. Беседа затянулась до поздней ночи. Доверие породило искреннюю многолетнюю дружбу.

13 октября 1930 года было основано Латвийское общество имени Н.К.Рериха. И Катрина включилась в его работу. Председатель Общества Феликс Лукин предложил ей вести секцию женского единения. Впоследствии при встрече с ней я узнала, в какое волнение повергло ее неожиданное предложение доктора Лукина. "Я не готова к принятию такой высокой обязанности, – говорила Катрина. Но доктор Лукин был неумолим: "Я уверен, моя дорогая коллега, вы отлично справитесь с поставленным заданием. К тому же у вас будет такой прекрасный наставник, как Елена Рерих. Она уже слышала о вас от востоковеда Шибаева и просила передать вам, чтобы вы, не стесняясь, обращались за советами к ней непосредственно".

Вскоре секция стала самой посещаемой. В это время Катрина занималась переводом на латышский язык книг "Община" и "Тайная Доктрина" Е.Блаватской. По совету Лукина и сына Николая Рериха – востоковеда Юрия (познакомилась с ним в Москве) она обдумывала создание многотомника "Индексы Живой Этики". Этот труд стал делом всей жизни Катрины Драудзинь. Она загорелась идеей создания общины. На собственные средства, сэкономленные за долгие годы стоматологической практики, она приобрела участок земли вначале в Огре, а затем вместе с усадьбой "Лачплешос" в Юмправе на Видземском взморье. Здесь должны были собираться единомышленники. Драудзинь так представляла себе функции общины: каждое объединение стремится к миру, к улучшению жизни. Будем вместе трудиться на земле, беседовать, обмениваться знаниями, опытом, расширять свои познания в восточной философии. Получаемые плоды будем отсылать в детдома сиротам, помогать калекам и обездоленным старикам. Об этом она пишет и в своей рукописи "Размышления о психической энергии" (к сожалению, эта книга не была издана и попала в мои руки из личного архива художницы Эльзы Швалбе. – И.К.)

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru