Номера журнала
Анонс
 
Защитите имён выдающихся деятелей
Читайте также
 
Карклиня И.Н.
Рыцарь духа
Старовойтова О.
Она стоит подобно судьбе
Шапошникова Л.В.
Вестник грядущего

Выступление Марка Александровича Микульского

Семья Рерихов — это уникальное явление в истории культуры и одно из самых ярких явлений уходящего XX века. Эти четыре человека уже приобрели в сознании многих людей статус героев русского исторического эпоса и останутся таковыми на века. Мы были их современниками в масштабе века. Это относится ко всем сидящим в этом зале, даже к самым молодым. И это надо осознать. Некоторым из нас удалось общаться с последним из четырех великих Рерихов — со Святославом Николаевичем. И, конечно, нами это воспринималось как чудо, как неожиданный дар судьбы.

В какой-то момент жизнь предоставила мне возможность предстать перед Святославом Николаевичем, общаться с ним в Москве и Бангалоре в течение пятнадцати лет. Самым главным чувством, возникающим при встречах со Святославом Николаевичем, было ощущение необыкновенного присутствия, необычности всего происходящего, чувство радости и прилива энергии. Возникало, конечно, и чувство грусти и тревоги, потому что время бежало быстро, и это было очень легко осознать. Всегда возникало желание что-то спросить и была возможность задать Святославу Николаевичу много вопросов, и почти всегда я получал прямые ответы.

Я записывал наши беседы и сейчас мне очень хочется привести некоторые из этих ответов. Я не буду приводить суждения Святослава Николаевича о проблемах мировоззренческого масштаба - философия Святослава Николаевича и его символ веры в какой-то мере нам известны. Приведу несколько конкретных ответов на вполне частные вопросы, которые, как мне кажется, представляют интерес для многих.

Вопрос: «Как мог Николай Константинович создать так много картин? Более шести тысяч. Ведь художественное наследие даже в несколько сотен картин считается очень большим. А ведь он еще совершал экспедиции, писал книги и вел общественную и организационную деятельность».

Ответ: «Во-первых, Николай Константинович очень много работал и никогда не тратил ни капли времени попусту. Он одновременно (может быть, это не всем известно) писал несколько полотен. Мольберты в студии стояли рядом, и он переходил от одного к другому. И самое главное — Николай Константинович постоянно находился в очень высоком творческом состоянии и писал быстро. Там, где мне надо было сделать несколько мазков, чтобы что-то изменить и получить нужный результат, он довольствовался одним мазком — это было особое творческое состояние сознания».

Затем я задал несколько вопросов на сходную тему: «Где находятся некоторые картины Николая Константиновича, например, известный «Триптих» и некоторые вещи Елены Ивановны, например, перстень, изображенный на известном портрете Елены Ивановны работы Святослава Николаевича ?

После некоторой паузы Святослав Николаевич ответил кратко: «Перстень находится там же, где и другие вещи Елены Ивановны». Потом он опять помолчал и сказал так: «Вы не беспокойтесь, все эти дорогие для нас вещи хорошо хранятся и останутся в целости и сохранности».

Я не знаю, в какой мере этот оптимизм, эта уверенность Святослава Николаевича оправдались в ходе истории.

Еще один вопрос: «Какая болезнь была причиной ухода Елены Ивановны?»

Ответ был такой: «Дело не в конкретной болезни. У матушки было несколько разных заболеваний. Однако она работала очень много до последних дней жизни. Главное то, что уход произошел тогда, когда Елена Ивановна выполнила свою земную задачу».

Еще вопрос: «Какая часть текстов, написанных Еленой Ивановной, была издана?»

Ответ: «Меньшая».

На вопрос о распрях среди рериховцев в России Святослав Николаевич ответил так: «Знаете, в России, и вообще у нас, у русских, принято спорить даже со своими единомышленниками, поднимая мелкие разногласия до уровня принципиальных разногласий. Это всегда мешало. Но будем надеяться, что это пройдет».

Как видите, он был оптимистом даже в этих вопросах. Во время одной из последних встреч в Бангалоре я спросил у Святослава Николаевича, пишет ли он дневник? Поясняя свой вопрос таким образом, что в России каждая деталь о жизни Рерихов вызывает очень большой интерес, а о биографии семейства в целом рассказывается так много, что не знаешь, где тут правда, а где выдумки. Святослав Николаевич сказал: «Да, я понимаю. Я пишу дневник, хотя давно уже к нему не возвращался. Очень много дел». Потом он помолчал недолго и сказал: «Однако я думаю, что у нас есть еще достаточно времени». Этот разговор состоялся в мае 1988 года. Я не знаю судьбы этого дневника в настоящее время.

С уходом Святослава Николаевича закончилась земная жизнь замечательной четверки. Семена, посеянные Рерихами не погибли и приносят плоды. Как известно, в мире или, по крайней мере, на нашей маленькой планете идет борьба за истинную справедливость. Ни блестящие успехи науки и техники, ни жесткий идеологический прессинг, который был силен в нашей стране, не привел к тому, чтобы изгнать из сознания людей мысль о том, что этот мир — не простой физический механизм, что существует некая разумная сила, направляющая эволюцию в масштабах Вселенной. Эта мысль жива. Однако и зло не повержено, оно ведет атаку на ту часть нашего сознания, которое занято идеологическими и духовными проблемами. Атака идет на широком фронте. Создается новая шкала ценностей для человечества, новый общественный идеал, в котором личный материальный успех объявлен главным, если не единственным смыслом жизни человеческой. И обществу предоставляется возможность при этом наблюдать, как в так называемую элиту государства попадают люди, которых следовало бы отнести к его отбросам.

 
Версия для печати

Новости портала Музеи России
Лента предоставлена порталом Музеи России
Матариалы и пожелания направляйте по адресу news@museum.ru